Появились очередные предложения по прогрессивной ставке ндфл

Новое в блогах

Почему Минфин России так боится прогрессивной шкалы ставок по НДФЛ

В Госдуме в очередной раз предлагают перейти от плоской шкалы подоходного налога на физических лиц к прогрессивной. Депутаты хотят освободить от налога граждан, зарабатывающих до 20 тысяч рублей в месяц. До 50 тысяч рублей надо будет платить 10% от заработка. Если зарплата варьируется от 50 до 100 тысяч рублей, налог предусматривается в размере 13%, от 100 тысяч рублей — около 35%, а у тех, чей ежемесячный доход превышает 1 миллион рублей, предполагается забирать 50% доходов.

Министерство финансов, расписываясь в своей беспомощности по сбору налогов, как всегда не поддерживает такое предложение, ссылаясь на то, что фиксированная ставка налога в 13% способствует тому, что большинство работодателей страны декларируют всю оплату труда, и не использует серые схемы. Пока же в связи с увеличением взносов во внебюджетные фонды можно наблюдать обратное.

Сейчас появился еще один новый довод против введения прогрессивной шкалы: доход в 100 тысяч рублей может быть как на одного человека, так и на всю семью, то есть один работающий содержит жену и троих детей. Тогда получаются те же 20 тыс. на человека, но в отличие от одиночек эта семья, выходит, будет платить налог.

А почему бы ни обратится к опыту Франции, раз уж у нас налоговая система, как утверждают политики, почти полностью копирует налоговые системы западных стран.

Там подоходным налогом облагается не каждое отдельное физическое лицо, а вся семья в целом. Под семьей понимаются супруги и их дети, не достигшие 18 лет, а также дети, не состоящие в браке и моложе 21 года, либо дети-студенты моложе 25 лет.

Налоговая база вычисляется для всей семьи как совокупный годовой доход всех членов семьи за вычетом определённых видов расходов, которые налогом не облагаются.

Холостяки платят во Франции налогов в среднем больше, женатые в среднем меньше (так как жены либо не работают, либо имеют зарплату ниже мужа, а поэтому среднеарифметический доход будет меньше), а женатые с детьми платят налогов ещё меньше (чем больше детей, тем меньше налогов).

В качестве налоговой базы используется показатель среднедушевого дохода семьи. Среднедушевой доход семьи равен общей сумме доходов за вычетом некоторых расходов всех членов семьи (домохозяйства) деленный на коэффициент, показывающий размер семьи. Таким образом, семейные и имеющие детей в среднем платят налогов меньше, чем холостые и незамужние.

Таблица — Коэффициенты, показывающие размер семьи.

Слишком бедные для прогресса: повысят ли у нас НДФЛ

Какая шкала лучше — плоская или прогрессивная? Ответ россиянам может не понравиться.

Подумают: грабят

По данным некоторых СМИ, сразу после президентских выборов премьер Дмитрий Медведев провел совещание с членами правительства, на котором обсуждалась возможность повышения подоходного налога с 13% до 15% с введением некоего необлагаемого минимума.

А вчера вице-премьер сказал, что даже если и так, то это «ничего страшного».

Напомним, что существуют два способа взимать налог на доходы: пропорциональная система и прогрессивная. Первая подразумевает плоскую шкалу: все платят одинаковую долю от своего дохода. В России с 2001 года это 13% (в большинстве случаев). Прогрессивная система подразумевает, что богатые платят больше не только в абсолютном, но и в относительном выражении: чем больше доход, тем выше ставка налога. В 1990-х годах в России существовала прогрессивная шкала, но в 2000 году она была заменена на плоскую. Главной целью такой замены было повысить собираемость налогов и вывести бизнес из тени. Собираемость налогов и правда удалось сильно поднять, но последние годы на фоне неуклонно увеличивающегося разрыва в доходах между богатыми и бедными все чаще стали слышаться разговоры, что в России пора уже снова вводить прогрессивную шкалу. Чтобы богатые платили больше. Власть пока сопротивляется.

Только прошлой осенью Госдума отклонила в первом чтении четыре законопроекта о введении прогрессивной шкалы. В январе 2018 года министр финансов РФ Антон Силуанов заявил, что единая ставка в 13% пересматриваться не будет. Правы ли в Госдуме и правительстве, оказываясь от законного способа отъема денег у населения? Большинство экспертов склоняется к мнению, что время прогрессивной шкалы в России еще действительно не пришло.

«Введение прогрессивной шкалы возможно лишь в условиях устойчивого экономического роста и ярко выраженных признаков развитой экономики, а именно: стабильности внутреннего спроса, при стабильном курсе валюты и развитом финансовом рынке, а также развитом промышленном комплексе, — говорит руководитель управления анализа валютных рисков Dukascopy Bank SA Евгения Абрамович. — Пока Россия остается развивающейся страной, в отношении которой сохраняются достаточно высокие как экономические, так и политические риски, прогрессивная шкала налогообложения будет означать социальную напряженность и массовый уход бизнеса в тень».

Не готово к переходу на прогрессивную шкалу и само население: длительный советский период, когда люди поколениями не соприкасались с государством в части налогообложения их доходов, еще не забыт. А воспитание в гражданах ответственных налогоплательщиков еще не завершено, полагает адвокат практики налогового консалтинга «ФБК Право» Дмитрий Парамонов.

Каковы же главные аргументы «за» и «против» прогрессивной шкалы в современной России? Все аргументы «против» строятся на том, что введение прогрессивной шкалы означает увеличение налоговой нагрузки. А наш народ, особенно на фоне падения реальных доходов четыре года подряд, к такому повороту не готов.

На самом деле не 13%

«Простое увеличение налоговой нагрузки в связи с введением прогрессивной шкалы будет выглядеть как совершенно неприкрытый грабеж на ровном месте», — считает Дмитрий Парамонов. «Каким бы ни был этот закон и какой бы ни была шкала, восприниматься экономически активным населением они будут негативно, так как Россия — страна с традиционно достаточно низкой собираемостью налогов, — говорит Евгения Абрамович. — Скажем, в прошлом году, по данным Счетной палаты, российские предприятия недоплатили почти триллион рублей». По ее словам, дело не в национальном менталитете или несовершенстве системы сбора налогов, а в том, что налоги в России, в отличие от многих развитых стран, вовсе не гарантируют гражданам соблюдения их прав.

Но есть один момент, который часто оказывается в тени дебатов о налоговой шкале. Главным аргументом сторонников увеличения налогов (будь то введение прогрессивной шкалы или просто повышение ставки при сохранении плоской) является то, что нынешняя ставка в 13% — одна из самых низких в мире. Дескать, россияне и так слишком избалованны. Но это не совсем так.

Во-первых, шкала у нас хотя и плоская, но разнообразная: не все виды доходов облагаются по ставке в 13%. Эта ставка относится к заработной плате, полученным дивидендам и к доходу от сдачи недвижимости в аренду. А, например, выигрыш в лотерее облагается налогом в 35% (если его сумма или стоимость превышает 4 000 рублей). Под такую же ставку попадает доход, полученный от слишком высоких ставок по депозитам в банке или от слишком низких ставок при кредитовании. Есть еще отдельные ставки для нерезидентов, работающих в России. Но даже эти 13%, которыми ограничивается уплата подоходного налога для подавляющего числа россиян, всего лишь надводная часть айсберга.

«Дело в том, что косвенный налог на доходы в России — один из самых высоких в мире, он составляет почти 50% (платит его работодатель), — поясняет Абрамович. — Если ввести еще и прогрессивную шкалу, в некоторых случаях он может достичь и 65%, то есть уровня налогов для людей с доходом свыше 50 тысяч евро в месяц в Швеции. В ЕС в настоящий момент это самый высокий коэффициент налогообложения для частных лиц».

Поэтому если уж и браться за подоходный налог, то необходимо задуматься о комплексном реформировании налоговой системы в части, касающейся налогообложения граждан. «Необходимо дать гражданам более широкие возможности для налоговых вычетов, чтобы увеличение налогового бремени было хоть в какой-то степени скомпенсировано возможностью его легального уменьшения, — уверен Дмитрий Парамонов из ФБК. — В настоящее время возможности у граждан в части вычетов крайне ограниченны».

Читать еще:  Прямые и косвенные расходы в налоговом учете (нюансы)

«Единственный аргумент в пользу прогрессивной шкалы заключается в том, что основная масса людей, получающих сверхвысокие доходы в виде зарплаты, являются государственными чиновниками или топ-менеджерами предприятий с государственным участием, — рассказывает Евгения Абрамович. — Такого рода законопроект мог бы создать некоторую иллюзию экономической заботы государства о населении и стать достаточно существенным экономическим импульсом для роста деловой активности».

То есть, по сути, мы говорим о том, что основа таких предложений — популистская.

Плоский вместо прогрессивного

А в это время в Италии популистские партии продвигают противоположную идею — ввести в стране плоскую шкалу налогов. Сейчас итальянцы платят подоходный налог в размере от 23% до 43%. Накануне недавних парламентских выборов «Лига Севера» обещала ввести плоскую шкалу в 20%, а «Вперед, Италия!» — 23%. «Согласно самым консервативным расчетам, предложение „Лиги Севера“ позволило бы собирать налогов на сумму 94 миллиарда евро в год, что на 58 миллиардов евро меньше нынешнего уровня, — рассказал ИА „Банки.ру“ экономист, глава департамента Национальной комиссии Италии по компаниям и бирже (регулятор финансовых рынков) Энеа Франца. — Иными словами, предложение „Лиги“ стоило бы Италии 58 миллиардов евро».

Какой должна быть ставка, чтобы бюджет не пострадал? По мнению Францы, бюджет будет сбалансирован при плоской ставке в 35%. «Я считаю, что рассматривать переход к плоской шкале имеет смысл только начиная с уровня в 35%», — говорит экономист.

Но, скорее всего, вести такие разговоры в целом бессмысленно. Франца обращает внимание на то, что прогрессивный принцип налогообложения прописан в самой Конституции Италии — в статье 53. Изменение Конституции — задача нелегкая. Насколько она была бы оправданна?

«В условиях вялого роста и общеевропейской проблемы низкой инфляции, а также нарастающего кризиса финансового сектора страны временное введение плоской шкалы вполне оправданно, — считает Евгения Абрамович. — С одной стороны, это поможет уравнять шансы северян и южан, с другой — избавит государство от части социальных обязательств, которые оно, в силу вялого экономического роста, не может выполнять в полной мере».

С этой позицией не согласен Дмитрий Парамонов. «Сторонниками введения плоской шкалы руководит желание установить видимое равенство, но на самом деле плоская шкала только увеличивает разрыв между богатыми и бедными, — полагает эксперт. — Выиграют от этого только богатые. Не налоги увеличивают благосостояние, а доходы, получаемые гражданином и государством в целом».

Плоская шкала как диагноз

Существует ли некий общий принцип, по которому то или иное государство выбирает систему налогообложения доходов частных лиц? Да. И ответ на этот вопрос не комплиментарен для России.

Посмотрите на список стран, в которых применяется плоская шкала. Находите нечто общее между ними?

Список некоторых стран с плоской шкалой подоходного налога

Появились очередные предложения по прогрессивной ставке ндфл

В России вновь обрела популярность идея изменения подоходного налога. А именно введение вместо действующей плоской шкалы (все платят 13%) прогрессивной (богатые платят больше бедных). Однако выглядящая внешне справедливой система таит в себе множество подводных камней – и способна ударить прежде всего по среднему классу.

Введение прогрессивного налогообложения доходов физических лиц часто называется в качестве меры, контрой можно было бы дополнить начатую перенастройку пенсионной системы с точки зрения социальной справедливости. Однако эту тему регулярно поднимали и прежде. Плоская 13-процентная шкала, введенная еще в 2001 году, является одним из базовых принципов российской налоговой системы.

Но далеко не все готовы считать этот принцип незыблемым. В течение прошлого года в Госдуме были заявлены четыре законопроекта о переходе к прогрессивной шкале НДФЛ: два варианта от «Справедливой России», по одному от КПРФ и ЛДПР. Но комитет Госдумы по бюджету и налогам рекомендовал отклонить их в первом чтении, а замминистра финансов Илья Трунин отметил, что переход к прогрессивной шкале не только сложен с точки зрения администрирования, но и повлечет за собой негативные экономические последствия.

Депутатов это, однако, не убедило: в этом году в Думу поступили новые предложения по переходу к прогрессивной шкале – сначала от «Справедливой России», затем от КПРФ. Законопроект коммунистов, в частности, предполагал установить ставку НДФЛ в размере 5% для лиц с доходами менее 100 тысяч рублей в год, а для самых богатых, имеющих доходы от 10 млн в год, установить минимальный размер налога в 1,642 млн плюс 25% от суммы доходов, превышающей 10 млн.

С этой инициативой профильный комитет Госдумы уже согласился, но правительство энтузиазма вновь не выразило. «Далеко не все аргументы по прогрессивной ставке налогообложения, что называется, подвигают нас к принятию этого решения», – отметил по этому поводу премьер-министр Дмитрий Медведев. По его мнению, прогрессивная шкала становится наиболее затруднительной не для тех, кто имеет сверхдоходы, а для людей со средними доходами, то есть бьет по среднему классу.

Бегство миллионеров

В пользу перехода к прогрессивной шкале НДФЛ, помимо традиционно декларируемых соображений социальной справедливости, есть ряд аргументов из области экономической теории. «Прогрессивная ставка подоходного налога имеет большое значение в соответствии с кейнсианским подходом, когда в качестве важнейшего стимула экономической деятельности рассматривается расширение платежеспособного спроса, – заявил газете ВЗГЛЯД гендиректор Национальной юридической компании «Митра» Юрий Мирзоев. – Исходя из этого подхода от налога освобождаются низкие доходы, а к средним и – особенно – высоким доходам применяется прогрессивная шкала. Поскольку низкие и отчасти средние доходы быстро расходуются на потребление, освобождение от подоходного налога и использование низких ставок способствуют расширению платежеспособного спроса и, соответственно, стимулируют производство».

Но в экономической теории можно обнаружить и аргументы против прогрессивного налогообложения. Основной из них – дестимулирующая роль для работников с высокими зарплатами, заявил газете ВЗГЛЯД независимый экономический аналитик Александр Полыгалов. Кроме того, при прогрессивной шкале работодатель, желающий привлечь высокооплачиваемого специалиста, вынужден при прочих равных назначать ему более высокую зарплату, чтобы покрыть дополнительные налоговые изъятия. Это дополнительно дестимулирует производство, так как увеличивает издержки предприятия.

Кроме того, указывает Полыгалов, с макроэкономической точки зрения прогрессивное налогообложение уменьшает частные сбережения в обмен на теоретическое увеличение доходов бюджета, что ведёт к более низким темпам роста экономики. Обычно люди с высокими доходами так или иначе эти доходы сберегают, следовательно, эти доходы превращаются во внутренние инвестиции и служат топливом для экономического роста. Прогрессивная шкала поступление этого «топлива» в экономику сокращает.

«Здесь, правда, надо сделать важную оговорку: всё вышеописанное имеет место, если в стране наличествует относительно развитая финансовая система, а частные капиталы не вывозятся из страны, а остаются в ней. Понятно, что деньги, выведенные за границу, ускоряют экономический рост этой самой заграницы», – уточняет эксперт.

В ряду примеров тех стран, где прогрессивный налог на доходы физлиц уже внедрен, действительно выделяют государства с высоким уровнем экономического развития: США, Великобритания, Франция, Дания, Нидерланды, а также Китай. «В бюджетах этих стран поступления подоходного налога занимают доминирующее положение», – говорит Мирзоев.

Однако есть и масса других примеров, демонстрирующих негативные стороны прогрессивного налогообложения. Главная из которых – бегство богатых налогоплательщиков в другие юрисдикции, где им предлагают более выгодные условия. Хрестоматийным для России примером в данном случае может быть история с получением российского гражданства французским актером Жераром Депардье. После того как власти Франции в 2012 году решили ввести 75-процентный налог на доходы свыше миллиона евро, Депардье перебрался в соседнюю Бельгию, а заодно озаботился получением российского паспорта. А в феврале этого года актер заявил о планах получить еще и гражданство Алжира, сославшись на опыт другой французской «звезды» – футболиста Эрика Кантона.

«Плоская 13-процентная шкала НДФЛ имеет как минимум два плюса: она конкурентоспособна по сравнению с другими странами и не способствует сокрытию доходов физических лиц, например, в офшорах. Кроме того, она легко администрируется, – заявил газете ВЗГЛЯД бизнес-консультант доктор экономических наук Александр Полиди. – Прогрессивная шкала внешне выглядит более справедливо, и это на самом деле так. Но введение прогрессивной шкалы будет способствовать схемам увода доходов от налогообложения. Плюс более сложное администрирование. В итоге риски и издержки введения такой шкалы слишком высоки. Самые яркие примеры – Бельгия, Франция. Высокооплачиваемые и состоятельные граждане этих стран часто предпочитают пользоваться другими налоговыми юрисдикциями».

Читать еще:  Новая форма налоговой декларации по енвд 2014–2015 гг.

Налог на роскошь

Что же касается администрирования, в свое время идея перехода к плоской шкале НДФЛ как раз и заключалась в том, чтобы избежать с ним проблем, – и собираемость НДФЛ после этого выросла, напоминает управляющий директор Национального рейтингового агентства Павел Самиев.

По его словам, в целом вопрос прогрессивной шкалы чрезвычайно политизирован. В той же Франции переход к более жесткому налогообложению богатых был поддержан населением в целом, но вызвал крайне негативную реакцию со стороны бизнеса. «Такие эксперименты проводились и в других странах, и главные мотивы при этом были опять же политическими. То есть задача заключалась не в том, чтобы резко увеличить собираемость налогов на доходы, а в том, чтобы показать социальную направленность деятельности властей. Поэтому если сейчас в России нужно увеличить собираемость налогов, то переход к прогрессивной шкале НДФЛ выглядит не самым очевидным решением. Тем более что сейчас собираемость НДФЛ и так достаточно неплоха в сравнении с теми странами, где есть аналогичный налог», – заявил Самиев газете ВЗГЛЯД.

По его же словам, с точки зрения собираемости налогов более эффективным предметом обложения является имущество, которое сложнее скрыть. Поэтому налоги, которые поступают не с доходов, а с имущества, обычно лучше администрируются. «И Россия уже постепенно идет по такому пути, например, в сфере налогов с недвижимости», – подчеркивает Самиев.

С этим тезисом согласен и Александр Полыгалов. «С точки зрения снижения социального напряжения государство заинтересовано не в том, чтобы богатые меньше зарабатывали, а в том, чтобы они меньше тратили на пускание пыли в глаза. А прогрессивный подоходный налог не имеет к этому никакого отношения. Лучше ввести налоги с расходов: с недвижимости, когда её площадь выше определённого уровня, с дорогих автомобилей, в конце концов, с наручных часов стоимостью в средних размеров квартиру и с прочих «золотых унитазов». Доходы спрятать легко, а вот расходы спрятать не получится, даже если элитная недвижимость или автомобили записаны на подставных лиц. Людей ведь раздражает не точная цифра доходов, а престижное демонстративное потребление элиты. Вот и надо обложить «золотые унитазы» налогами. Особенно это актуально сейчас, когда альтернативный способ потратить деньги в виде условной виллы в Майями становится всё более и более рискованным – виллу могут просто обложить санкциями. Да и социальное расслоение определяется не уровнем доходов, а уровнем и характером расходов. Удовольствие человек получает тогда, когда тратит деньги, а не тогда, когда он их зарабатывает».

При такой постановке вопроса фискальные задачи в конечном итоге тоже оказываются политическими: «налог на роскошь» можно преподносить как инструмент социальной справедливости, но собирать его будет легче, чем НДФЛ при прогрессивной ставке.

Ряд экономистов вообще считают, что дискуссия о прогрессивной шкале в отрыве от более масштабных вопросов перенастройки налоговой системы мало к чему приведет. «Уклоняться от прогрессивного НДФЛ будут – слишком тяжелое налоговое бремя. Доля серой экономики повысится, – констатирует заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН Яков Миркин. – Но сейчас пора поговорить о налоговом бремени в целом, а не только о конкретных налогах. Оно – избыточно».

5 доводов против введения прогрессивного подоходного налога

Автор — заведующий лабораторией межбюджетных отношений Института экономической политики им. Е. Т. Гайдара

Недавно состоялось первое заседание экспертной группы «Сокращение неравенства и борьба с бедностью», посвященное подготовке предложений по актуальным проблемам стратегии социально-экономического развития России на период до 2020 года. С большим удивлением я обнаружил, что одной из главных тем дискуссии стал вопрос о введении прогрессивного подоходного налога в России, призванного снизить уровень неравенства в доходах граждан. Многие эксперты в области изучения бедности разделяют эту идею — попробую им возразить.

Во-первых, отказ от плоской шкалы НДФЛ в России противоречит одному из принципов государственного управления — постоянству правил игры. Нарушение многократных обещаний президента и правительства не менять ставку НДФЛ приведет к еще большему росту недоверия бизнеса к власти, оттоку иностранных инвестиций и бегству отечественного капитала за границу. Хотя решение о повышении страховых взносов в 2011 году и доминирование «силовой бюрократии» в определении правил делового оборота уже сеяли массовое недоверие к перспективам развития страны, вряд ли стоит усугублять эту ситуацию введением прогрессивного НДФЛ. Бедным не станет лучше, если уменьшится поток инвестиций: будет меньше новых производств и новых рабочих мест.

Во-вторых, прогрессивная шкала НДФЛ приведет к тому, что богатые территории станут значительно богаче (НДФЛ поступает в региональные и местные бюджеты). Вряд ли людям с невысокими доходами в Амурской области станет лучше, если бюджет Москвы получит дополнительные миллиарды. Это усилит межрегиональную политическую напряженность, для снятия которой центру, возможно, придется частично перевести НДФЛ в федеральный бюджет, что негативно скажется на развитии федерализма в России.

В-третьих, плоская шкала налогообложения снижает административные и судебные издержки (даже в развитых странах они составляют около 5% от налоговых сборов). Введение прогрессивной шкалы потребует практически 100-процентного охвата экономически активного населения обязанностью самостоятельно декларировать доходы. Вы получаете зарплату в нескольких местах? Ваши проценты по депозиту выше ¾ ставки рефинансирования ЦБ? Продали паи инвестиционного фонда? Сейчас со всех этих доходов ваши налоговые агенты удерживают 13%, беря на себя все общение с налоговиками. Введение прогрессивного НДФЛ потребует от вас самостоятельно учитывать доходы из различных источников, складывать их, оформлять налоговую декларацию и (если что не так) объяснять налоговикам, что вы не верблюд. Пока ни наши граждане, ни налоговая служба не готовы к такой бурной деятельности. Очевидно, что рост затрат общества на налоговое администрирование вряд ли поспособствует улучшению материального положения наименее обеспеченных слоев населения.

В-четвертых, введение прогрессивной ставки НДФЛ приведет к уклонению от налогов. Справедливость этого тезиса доказывается тем, что налоговая реформа 2000-х годов привела к массовому выходу из тени доходов. После снижения предельной ставки НДФЛ поступления выросли на 0,7-0,8% ВВП. Более того, введение плоской шкалы привело к увеличению прогрессивности налогообложения за счет того, что многие богатые граждане перестали уклоняться от уплаты налога. При повышении подоходного налога возможен обратный процесс: богатые люди начнут интенсивнее уклоняться от налогов, объем поступлений снизится, а основное налоговое бремя ляжет на средний класс. В результате при введении прогрессивной ставки НДФЛ налог с ростом доходов будет увеличиваться даже меньше, чем сейчас. Вряд ли бедным станет лучше от того, что богатые будут уклоняться от налогов (а они это умеют).

В-пятых, прогрессивная шкала подоходного налога вносит более сильные искажения в функционирование рыночной экономики в виде увеличения безработицы, сокращения стимулов к труду и уменьшения инвестиций, нежели плоская шкала. На это можно возразить: если плоская шкала так экономически выгодна, почему в большинстве стран действует прогрессивная шкала? Может быть, российские власти просто не умеют и не хотят учиться администрировать прогрессивный НДФЛ? Отчасти это так. Нынешнее состояние институтов, в том числе и фискальных, неуверенность граждан в целевом использовании налоговых сборов сильно отличают нашу страну от многих государств, где действует прогрессивная шкала НДФЛ, и являются объективными препятствиями для ее введения.

Преобладание прогрессивных налоговых ставок в развитых и развивающихся странах отнюдь не является приговором плоской шкале НДФЛ. Плоская шкала подоходного налога существует в Албании, Болгарии, Гернси, Гонконге, Грузии, Джерси, Исландии, Казахстане, Киргизии, Латвии, Литве, Македонии, Монголии, России, Румынии, Словакии, Украине, Чехии, Эстонии. В крупных странах, где субъектам Федерации предоставлена бюджетная свобода на региональном уровне, — например, в канадской провинции Альберта, а также в отдельных штатах США: Иллинойсе, Индиане, Массачусетсе, Мичигане и Пенсильвании — введена плоская шкала подоходного налога.

Докризисный опыт проведения налоговых реформ в развитых странах свидетельствует о постепенном переходе к плоской шкале подоходного налога: со временем налоговая база расширяется при снижении предельных ставок. Невозможность резкого перехода к плоской шкале в большинстве стран объясняется двумя причинами:

Читать еще:  Унифицированная форма № ао-1 — авансовый отчет (скачать)

1) значительной долей налога на доходы физических лиц в доходах бюджетов развитых государств и, соответственно, высокими фискальными рисками проведения резкой реформы в данной сфере;

2) невозможностью достижения политического консенсуса по этому вопросу.

Именно политическими мотивами объясняется отход от докризисного курса на «уплощение» подоходного налога в США и Великобритании, где недавно были увеличены предельные ставки. Огромные финансовые вливания в спасение банковского сектора, сопровождавшиеся скандалами с выплатой бонусов руководству финансовых институтов, на фоне роста безработицы и падения доходов населения потребовали политической легитимации антикризисной политики в виде увеличения налогового бремени на богатых. Однако вряд ли «пожарные меры», принимаемые в некоторых развитых странах, должны становиться долгосрочными ориентирами для развития российской налоговой системы.

Не стоит воспринимать плоскую шкалу подоходного налога как панацею или обязательное условие для экономического роста. Это эффективный экономический инструмент, но только один из многих. Плоский НДФЛ не заменит эффективную судебную систему, отсутствие коррупции и хорошие дороги. Но если у нас есть это преимущество перед многими нашими конкурентами, зачем от него отказываться? Тем более что таких конкурентных преимуществ у нашей страны не так уж и много. Страна, чья экономика конкурентоспособна на мировой арене, только и может рассчитывать на быстрый рост доходов наименее обеспеченных слоев населения.

Автор — заведующий лабораторией межбюджетных отношений Института экономической политики им. Е. Т. Гайдара

В России хотят ввести прогрессивную шкалу НДФЛ: кому и сколько платить?

Думский комитет по бюджету и налогам рекомендовал к принятию законопроект о введении прогрессивной шкалы подоходного налога. До сих пор он систематически отклонял подобные инициативы. Плоская налоговая шкала, действующая в России с начала 2000-х, считалась незыблемой. Напомним, сейчас ставка составляет 13% для всех. Что предлагают?

Согласно проекту, внесенному КПРФ, люди с доходом менее 100 тысяч рублей в год (то есть получающие значительно ниже прожиточного минимума, составляющего 11 тысяч рублей в месяц) должны платить НДФЛ в размере 5%. Те, кто зарабатывает от ста тысяч до трех миллионов в год, заплатят 5 тысяч с первых 100 тысяч рублей дохода и 13% – со всего остального. При годовом доходе от трех до десяти миллионов рублей ставка налога составит 382 тысячи рублей с первых 3-х миллионов рублей и 18% – с дохода свыше этой суммы. Люди, имеющие годовой доход от десяти миллионов рублей, должны будут заплатить 1,642 миллиона рублей с первых 10-ти миллионов рублей и 25% – с остального дохода.

Некоторые критики законопроекта уже окрестили его «налоговым адом», утверждая, что прогрессивная шкала НДФЛ приведет к бегству квалифицированных специалистов за рубеж и выводу миллиардов в оффшоры. Другие комментаторы отмечают, что для большинства населения, зарабатывающего больше 8 тысяч и меньше 250 тысяч рублей в месяц, ничего не изменится. О перспективах введения прогрессивного налогообложения в России мы поговорили с экспертами.

«Шанс, что мы перейдем к прогрессивной шкале, очень высок»

Борис Кравченко, президент Конфедерации труда России, член Российской трехсторонней комиссии:

– В настоящее время работает система, при которой социальные фонды, федеральный и региональные бюджеты создают бедные, а богатые платят минимум. Плоская шкала является социально несправедливой. Что касается самих цифр, предложений о том, какие категории будут платить меньший процент с дохода, а какие – больший, то мы уверены, что малоимущие должны быть освобождены от подоходного налога полностью, как это сделано во многих странах. Например, в ряде стран ЕС среднемесячный доход, эквивалентный 500 долларам США, не облагается никакими налогами, являясь принятой в обществе чертой бедности. Таким образом, у бедных остается больше денег, и это стимулирует их к более активной трудовой деятельности. Эта планка устанавливается национальными государствами в ходе национального социального диалога.

Это реальный, осязаемый уровень доходов, являющихся низкими и позволяющими исключительно выживать. Он не должен облагаться налогом. Мы пободаемся с работодателями на этот счет. Начнем с 13 тысяч, а дальше будет видно.

Что касается остальных категорий граждан, то мы считаем, что наемные работники, зарплаты которых сегодня являются скандально низкими, даже по сравнению с соседними странами, не должны платить 13%. При существенном повышении дохода – от 200 тысяч рублей в месяц – налоговая шкала должна прогрессировать. Нам кажется, что налог на самую обеспеченную часть населения может составлять до 70%.

Однако недостаточно принять закон о прогрессивной шкале налогообложения – это было бы чисто техническое решение. Должен быть реализован целый ряд мероприятий, направленных на вывод из тени тех 20-25 миллионов наемных работников, которые заняты в неформальном секторе. Нужен комплекс законов, которые, с одной стороны, усилили бы ответственность работодателей за использование серых трудовых схем, а с другой – сама налоговая система должна стимулировать работника и работодателя не уводить социальные налоги в тень. Налоговый маневр, о котором сегодня много говорят (предложение повысить НДС в обмен на снижение взносов в социальные фонды), это разовое действие, которое предпринимается в момент кризиса. Мы имеем в виду сбалансированную, обсужденную на трехсторонних площадках, программу вывода рабочих мест из тени.

Законопроект будет обсуждаться в профильных комитетах, в том числе и в комитете по труду. Затем он поступит на согласование в Российскую трехстороннюю комиссию по регулированию социально-трудовых отношений, и у нас будет возможность его существенно скорректировать. Я не знаю, каковы шансы на принятие именно этого проекта, хотя его уже поддержал бюджетный комитет. Но, думаю, шанс на то, что мы перейдем к прогрессивной шкале налогообложения, в настоящее время очень высок.

«Хорошо, что пока это только проект»

Илья Быковников, кандидат экономических наук, заведующий кафедрой менеджмента Высшей школы государственного управления РАНХиГС:

– С точки зрения пополнения бюджета введение прогрессивной шкалы НДФЛ, конечно, целесообразно. Но нужен переходный период. Если вынести за скобки все социальное, то налоговым органам будет очень сложно администрировать новую систему. Да, есть автоматические системы контроля, но они настроены на то, что у нас – плоская шкала. Программы придется перенастроить, механизм – переделать, формы отчетности – пересмотреть. На это уйдут время, средства и усилия.

Система плоской шкалы и пропорционального обложения уже дала результаты: бюджет пополняется за счет НДФЛ. Первая реакция, которая будет после перехода от плоской шкалы – часть доходов начнут уводить в тень. Поэтому не думаю, что реформа сразу же даст значимый результат. Хорошо, что пока это только проект.

Но не думаю, что потери от введения прогрессивной шкалы будут значительными. Даже если ее введут, она будет одной из самых низких в Европе. Сомнительно, что крупный капитал будет из-за этого уходить в оффшоры.

Прецедент самой высокой ставки подоходного налога в мире – 54%. Не могу сказать, что это привело к бегству капитала, потому что речь идет об одной из стран Западной Европы. Но в нашей стране введение столь высокой ставки вряд ли будет хорошим шагом.

Мы пробовали посчитать оптимальный максимум (конечно, это условная цифра, поскольку подобного опыта в нашей стране нет и аналогов нашей страны тоже нет). Если убрать все социально-экономические неравности по территории страны, все особенности регионального регулирования, то получится, что это порядка 34% для доходов свыше 25 миллионов рублей в год.

На мой взгляд, однозначно, должен существовать необлагаемый налогом минимум. Самый сложный вопрос – кто под него должен подпадать. Я не готов назвать цифру. У нас сейчас полным ходом идет пенсионная реформа, и этот минимум надо точно состыковать с возможностями работающих пенсионеров, незащищенных слоев населения, чтобы не нарушить баланс. Список условий предоставления пенсионных и социальных выплат менялся за последние десять лет трижды. Учитывая, что администрирование всех социальных выплат – пенсий по возрасту, социальных пенсий, выплат в Фонд обязательного медицинского страхования – отдали налоговым органам, то, может быть, у них наберется база, на основе которой можно вывести оптимальный для нашей страны необлагаемый минимум.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector