Взыскать налоги теперь могут с учредителей, руководителей и других физлиц

Неуплата налогов — ответственность директора и учредителя после закрытия компании

Федеральным законом от 28 декабря 2016 года № 488-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» были внесены изменения в следующие нормативные акты, регулирующие деятельность и ответственность юридических лиц:

  • Федеральный закон от 08.02.1998г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»;
  • Федеральный закон от 08.08.2001г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»
  • Федеральный закон от 26.10.2002г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Теперь в течение трех лет после ликвидации юридического лица налоговые органы вправе взыскивать недоимки по налогам. Современное программное обеспечение, которым оснащена ФНС России, типа АСК НДС-2, позволяют запоминать информацию о сделках и контрагентах и обеспечить проведение проверки уже несуществующей компании. Уже сегодня имеющиеся в арсенале ФНС России технологии позволяют найти «фирму-однодневку» или компанию, которую налоговая ошибочно посчитала однодневкой, отследить деловые связи, весь пусть товара от одной компании к другой. Теперь налоговые органы смогут взыскать все неуплаченные компанией налоги со всех аффилированных лиц, без исключения – с собственников компаний, учредителей, акционеров, директоров. Теперь физические лица, действия которых привели к образованию задолженности по налогам, фактически будут отвечать перед бюджетом всем своим имуществом. Об этом и пойдет речь в данной статье.

Закрытие компании, как способ избежать негативных последствий за неуплату налогов

Всем известно, что существует достаточное количество альтернативных способов закрытия не нужной или накопившей долги компании. Мы не раз рассказывали об этих способах: реорганизация Общества, ее продажа и т.д. Более подробно с альтернативными методами ликвидации юридического лица с долгами читайте в статье: «Ликвидация ООО с долгами в 2018 году». К каким-то из имеющихся альтернативных способов ликвидации компании собственники прибегают чаще, к каким то реже. Например, буквально несколько лет назад, альтернативные методы ликвидации компании, имеющей неисполненные налоговые обязательства были, своего рода панацеей среди собственников бизнеса, чьи компании становились для них мягко выразиться их обузой. Не так давно собственники компаний все чаще стали прибегать к такому способу уберечь свой бизнес от лап налоговиков как перевод активов на взаимозависимые компании, которые специально для этих целей сами же и создавали. Как искренне полагали сами владельцы компаний, вновь созданные ими аналогичные фирмы формально не имеют отношения к компании должнику, а старая компания имеющая долги, инициирует процедуру банкротства. Но почему то далеко не все и всегда понимали, что данный способ был лишь заблуждением, так как налоговики давно принялись в судебном порядке доказывать бессмысленность таких серых схем от уплаты налогов, в доказательство этому периодически взыскивают недоимку не с самой компании должника, а с компании, получившей его активы – «взаимозависимой компании». Об этом более подробно читайте в статье: «Как аффилированные лица переводят свои активы на новые взаимозависимые компании? Как их выявляют налоговые органы и последствия такого перевода».

Разумеется, с тех пор законодательное регламентирование данного вопроса потерпело изменения. В частности хотелось бы отметить ужесточение налоговой ответственности учредителей и директора брошенных компаний с долгами, или тех компаний, ликвидация которых осуществлялась альтернативными способами с целью укрытия от налоговых обязательств. Вот уже последние несколько лет законодатели все больше наполняют Налоговый кодекс РФ нормами и изменениями, направленными на ужесточение контроля, за правильностью и своевременностью уплаты налогоплательщиками налогов и сборов. Верховный Суд РФ в своем Определении от 02 ноября 2015 года № 305ГК15-13737 разъяснил, что долги по налогам, образовавшиеся у компании налогоплательщика можно взыскать с ее аффилированных лиц (взаимозависимых компаний). Разумеется, данное определение сразу пустила в ход Федеральная налоговая служба РФ с целью выявления и взыскания задолженностей по налогам с аффилированных компаний должника, утвердив Письмо ФНС России от 18 ноября 2015 года № СА-4-7/20176@ «О направлении и использовании в работе Определения Верховного Суда РФ от 02 ноября 2015 года № 305-КГ15-13737»).

Несмотря на то, что учредители не занимаются текущей деятельностью компании и не подписывают налоговые декларации, от привлечения к ответственности учредительский состав все же не застрахован. Как показывает практика, генеральные директора брошенных ООО нередко привлекаются к ответственности за непредставление налоговой отчетности. И теперь уже даже бывший директор Общества может быть привлечен к субсидиарной ответственности за долги уже бывшего Общества. В статье «Субсидиарная ответственность директора и учредителя при банкротстве. Почему опасно «бросать» компанию?» мы рассматривали обширную тему субсидиарной ответственности учредителей и директоров за брошенные компании. В последние годы законодатель все чаще затрагивает вопрос об ужесточении и ответственности директоров и собственников юридических лиц, действия которых в соответствии с законодательством РФ признаны «недобросовестными» налогоплательщиками. На сегодня действующие нормы различных отраслей права, регулирующие вопросы привлечения к ответственности собственников бизнеса и управляющего персонала за ненадлежащее ведение финансовой хозяйственной деятельности, делают жизнь этих лиц довольно рискованной. Напомним, что ограниченная ответственность держателей бизнеса в размере уставного капитала уже давно в прошлом. С 28 июня 2017 года вступили в законную силу изменения, внесенные в Федеральный закон от 26.10.2002г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (см. Федеральный закон от 28.12.2016г. № 488-ФЗ, от 29.07.2017г. № 266-ФЗ). Данные поправки несколько изменили регулирование ответственности директоров и учредителей (участников) по долгам юридического лица, возложив на данные контролирующие лица ответственность перед кредиторами, в том числе ответственность «недобросовестных» директоров и учредителей за неуплату налоговой недоимки. Иными словами руководителей и собственников компаний ФНС будет привлекать к субсидиарной ответственности по обязательствам «брошенной» или ликвидированной компании.

Неуплата налогов — ответственность директора и учредителя

В нашей статье: «Субсидиарная ответственность директора и учредителя при банкротстве. Почему опасно «бросать» компанию мы раскрывали вопрос субсидиарной ответственности учредителей и руководителя компании, недобросовестные действия которых привели к ее преднамеренному банкротству. Напомним, что Федеральным законом от 29.07.2017г. № 266-ФЗ в Закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» была введена новая статья 61.11, которая отныне предусматривает субсидиарную ответственность контролируемых должника лиц за невозможность полного погашения требований кредиторов. А это значит, что привлечь контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности возможно в течение трех лет с момента, когда кредитору стало известно о наличии таких оснований, и не позднее трех лет с момента признания юридического лица банкротом. Кроме того, с целью предотвращения финансового вреда собственным кредиторам и удовлетворения требований кредиторов, согласно установленного порядка проведения процедуры банкротства, каждый руководитель, в том числе и сама компания, должны обратиться в суд с заявлением о банкротстве, чтобы лишний раз предотвратить причинение вреда собственным кредиторам. Еще раз отметим, что субсидиарная ответственность участника и руководителя Общества наступает в следующих случаях:

  • если заявление о банкротстве компании должника подано руководителем позднее 30 календарных дней со дня наступления этих обстоятельств, или вовсе не подано (Определение Верховного Суда РФ № 309-ЭС15-16713 от 26.01.2017г.);
  • если компанию умышленно довели до банкротства контролирующие лица, участники, директор (Определение Верховного Суда РФ № 306-ЭС16-20113 от 13.02.2017г.);
  • если бухгалтер представил искаженные сведения о финансовом состоянии компании.

При наличии у брошенной, или каким-либо образом закрытой компании, у которой имеется непогашенная налоговая задолженность, налоговый орган вправе обратиться в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц, в том числе по тем делам, которые уже находятся на рассмотрении в суде. Мы приводили судебную практику по этому вопросу, например, Письмо ФНС России от 16 августа 2017 года № СА-4-18/16148@, ст. 64.14 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», введенная Федеральным законом от 29 июля 2017 года № 266-ФЗ).

Ответственность за неуплату налогов за уже несуществующую ООО

Налоговая ответственность за уже несуществующую ООО всем своим имуществом с 28 июня 2017 года становится реальностью. Возможность привлечения директора и собственников компании к субсидиарной ответственности предусматривается в ст. 61.11 Федерального закона от 26.10.2002г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», которая была введена Федеральным законом от 29.07.2017г. № 266-ФЗ. Теперь налоговики доказывают, что недоимка по налогам возникла у компании именно из-за неправомерных действий ее директора. Например, ссылаются на наличие в отношении такого директора уголовного дела или решения суда за уклонение компании от уплаты налогов (ст. 199 и 199.1 Уголовного кодекса РФ). Налоговая недоимка – это прямой ущерб, причиненный бюджету, а значит, виновный директор обязан возместить его в полном объеме (см. ст. 15 и 1064 Гражданского кодекса РФ). Только вот взыскать этот ущерб с руководителя можно лишь в рамках гражданского производства, а не налогового (Определение Верховного суда РФ от 27.01.2015г. № 81-КГ14-19). Поэтому налоговики обращаются с исками к директорам в суды общей юрисдикции (см. п. 24 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.12.2006г. № 64).

На практике суды взыскивают с директоров ущерб, возникший из-за неуплаты компанией налогов, в следующих случаях:

  • компания уклонялась от уплаты налогов путем включения в декларации заведомо ложных сведений о доходах, расходах или суммах налоговых вычетов (ст. 199 Уголовного кодекса РФ, п. 9 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.12.2006г. № 64).
  • компания работала с «фирмами-однодневками» и отражала в бухгалтерском учете фиктивные сделки, и есть решение суда о привлечении директора к уголовной ответственности именно за уклонение от уплаты налогов (см. Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 28.12.2015г. № 07АП-3259/2010, 07АП-3259/2010(27), Определение Московского городского суда от 14.09.2015г. № 33-31420/2015, Определение Верховного суда Республики Коми от 16.07.2015г. № 33-3454/2015, Определение Московского областного суда от 01.07.2015г. № 33-15661/2015);
  • руководитель компании признан виновным в неисполнении налоговых обязательств (как правило, при неуплате налога в бюджет – НДФЛ, НДС и т.п.), при наличии доказательств, что действовал руководитель в личных интересах (ст. 199.1 Уголовного кодекса РФ и п. 17 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.12.2006г. № 64, примеры из судебной практики: Определение Сахалинского областного суда от 10.09.2015г. № 33-2084/2015, Определение Челябинского областного суда от 23.06.2015г. № 11-6364/2015, Определение Волгоградского областного суда от 04.03.2015г. № 33-2727/2015);
  • директор скрыл денежные средства или другое имущество, принадлежащее компании, за счет которых можно было погасить налоговую недоимку, то есть действия директора заключались именно в препятствовании уплаты налогов (ст. 199.2 Уголовного кодекса РФ, п. 20 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.12.2006г. № 64, Определение Тверского от 08.04.2015г. № 33-1275, Определение Омского областного суда от 25.02.2015г, № 33-1385/2015).

Очередным этапом работы налоговой службы можно назвать письмо ФНС России от 9 января 2018 г. № СА-4-18/45@. Указанным письмом было направлено для использования налоговыми органами в работе Постановление Конституционного суда РФ от 8 декабря 2017 г. № 39-П, в котором суд указал, что иск о возмещении вреда бюджету налоговый орган вправе предъявить налогоплательщику только после исчерпания иных методов по компенсации финансовых потерь бюджета, нанесенных действиями недобросовестного налогоплательщика. Что это означает? Иными словами, налоговая инспекция отработать все иные возможности по взысканию налоговой задолженности, и только после этого, при не получении результата, привлекать налогоплательщика к ответственности. В случае возмещения убытков, возможен зачет уплаты штрафа в пользу должника – юридического лица (см. ст. 61.20 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», Постановление Пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 30 июля 2013 года № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»). По сути, штрафы как были так и остались, изменилось лишь основание иска.

Важно! Взыскание штрафа с контролирующих компанию должника лиц можно и не прибегая к процедуре банкротства (см. п. 3 ст. 61.20 Федерального закона от 26.10.2002г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», п. 69 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 21 декабря 2017 года № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»). Для судов, как правило, виновным лицом признается единоличный исполнительный орган, потому что именно директор принимает решение о выборе контрагента и подписывает документы по текущей финансово-хозяйственной деятельности.

Когда собственники и директора должны оплачивать налоговые долги своей компании: разъяснения Конституционного суда

Автор: Екатерина Гостева
налоговый консультант 1C-WiseAdvice

Под конец 2017 года Конституционный суд принял знаковое решение, которое должно несколько ограничить налоговиков в попытках взыскать налоговые долги компаний с их руководителей и учредителей ( постановление от 08.12.2017 № 39-П ). Теперь на генерального директора и других первых лиц компании нельзя будет просто переложить долг юридического лица перед бюджетом. Кроме того, нельзя будет взыскать штраф за налоговые нарушения компании.

Судьи обозначили случаи, когда взыскание недоимок по налогам и сборам возможно с «физиков». Однако сделали это с такой оговоркой, что восторженно говорить о положительных последствиях решения суда преждевременно.

Средства массовой информации растиражировали новость о том, что решение Конституционного суда поменяет практику в лучшую сторону. Давайте разбираться, кто ответит за налоговые недоимки после выхода решения КС РФ № 39-П.

Взыскание недоимок по налогам, пеней и штрафов с «физиков» решил остановить… главбух

История началась с проверки ООО «Темп» в 2014 году. Налоговики посчитали, что компания незаконно применяла спецрежим (ЕНВД), и доначислили ей налоги. Бухгалтер Галина Ахмадеева вела в этой компании учет по гражданско-правовому договору, но именно ее сделали виновницей «уклонения», завели на нее уголовное дело, которое позже было завершено по не реабилитирующим основаниям (закрыто по амнистии), т.е. приговор вынесен не был.

Читать еще:  Торговые автоматы должны иметь ккт

Позже налоговики приняли решение о взыскании недоимки по налогу с главбуха и обратились с гражданским иском в суд. В нем они потребовали взыскать 3 млн руб. ущерба, нанесенного бюджету, лично с главбуха. Причем компания, по которой была недоимка, продолжала существовать, ее никто не ликвидировал и по сути она сама должна была погасить задолженность.

Галина Ахмадеева обратилась в Конституционный суд с жалобой на нормы Гражданского, Налогового и Уголовно-Процессуального кодекса, которые позволяют судам по искам налоговиков взыскивать с физлиц, привлеченных к ответственности по «налоговым» статьям Уголовного кодекса, вред, причиненный государству неуплатой налогов не лично ими, а компаниями, в которых они работали.

Также неконституционными предлагалось признать положения законов, которые в силу неопределенности понятия «вреда» позволяют приравнивать сумму неуплаченных организацией налогов к вреду, причиненному физическим лицом – руководителем компании, главбухом и др. Где она – фискальная справедливость?

Что сказал Конституционный суд?

Конституционный суд огласил свое решение 8 декабря 2017 года. Главная мысль следующая: компании совершают налоговые «деяния» через физических лиц – как правило, руководителя и главного бухгалтера. Действуя в собственных интересах, а также в интересах своей организации, эти должностные лица совершают налоговое правонарушение или преступление и несут административную либо уголовную ответственность.

При этом лица, чьи действия привели к неуплате налогов в бюджет, не освобождаются от обязанности возместить причиненный ими имущественный ущерб. Единственное «но» – с «физиков» нельзя взыскивать штрафы, наложенные на компанию, а основную сумму налогового долга – пожалуйста.

Важно!

Выдержка из постановления КС РФ 39-П

При определении размера ответственности физического лица суд вправе учитывать его имущественное положение, факт обогащения в результате совершения налогового преступления, степень вины, назначенное ему уголовное наказание, а также иные существенные обстоятельства дела.

Вместе с тем взыскание недоимки с гендиректора или главбуха возможно только в двух случаях:

После внесения в ЕГРЮЛ сведений о прекращении деятельности компании, т.е. если компания ликвидирована.

После признания компании фактически недействующей.

То есть если раньше компания не платила недоимку или же сами налоговики полагали, что она не в состоянии расплатиться (например, у нее нет или недостаточно активов) и они не смогут взыскать с нее долг, налоговики обращались в суд с гражданским иском, чтобы взыскать эти деньги с руководителя. Теперь такой номер не пройдет – надо, чтобы компания обанкротилась, либо была ликвидирована.

Если же компания продолжает работать, в нее поступает хоть какая-то выручка, за счет которой можно будет гасить недоимку, у налоговиков уже не будет достаточных оснований для того, чтобы с руководителя компании взыскивать налоговые недоимки (ответственность по уплате долга останется за компанией). Это явное ограничение для того, чтобы ИФНС предъявляла иски должностным лицам, и очень важный положительный момент в решении 39-П.

Важно!

Если когда-то компания по ошибке или по каким-то иным причинам выбрала не ту систему налогообложения, в результате чего недоплатила какой-то налог в каких-то годах, и налоговая насчитала ей недоимку (при этом компания продолжает работать по той системе, которую ей «назначила» ИФНС), на компании «висит» налоговый долг, но у нее на данный момент есть более важные траты. В данном случае ИФНС не может прийти к гендиректору и сказать: «Продавай квартиру и погашай!».

Итак, Конституционный суд четко выразил свою мысль инспекторам: должен быть приоритет: сначала используйте всевозможные способы взыскания долгов с юрлица, а потом уже идите к физлицу.

Таким образом, директор и другие должностные лица отвечают по налоговым долгам своей компании, только если сама организация уже не работает и не может заплатить налоговую недоимку (возместить ущерб, причиненный бюджету).

Ложка дегтя или Когда руководитель отвечает по налогам

Итак, Конституционный суд четко сказал: непосредственные руководители отвечают по налоговым недоимкам своей компании только в том случае, если она уже прекратила свою работу. Но затем судьи сделали пикантную оговорку, которая фактически сводит на нет позитивное «послевкусие» этого утверждения: такое ограничение не действует, когда компания выступает лишь прикрытием для действий физлица. То есть если «физик» руководил компанией, которая использовалась для проведения фиктивных сделок, вывода денег и ухода от налогов – все долги «однодневки» лягут на плечи ее учредителя или руководителя.

Важно!

Если юрлицо ликвидировано, признано банкротом, либо, если будет доказано, что это компания служит лишь прикрытием какой-то незаконной деятельности. Налоговики вправе обратиться за взысканием долга с «физика» – то есть руководитель и бухгалтер отвечают по налогам.

По нашему мнению, несмотря на решение Конституционного суда, иски все равно будут предъявляться, поскольку суд не обозначил четко ситуации, когда налоги компании можно взыскивать с «физика» – только ликвидация/банкротство. Вместо этого судьи сделали оговорку, которая развязывает руки налоговикам: если налоговые органы усматривают, что это юрлицо – фикция. То есть опять «усмотрение» налоговиков.

Напрашивается вопрос: но кто это будет определять? Налоговики будут подавать исковые заявления в суд, и уже он будет решать – фиктивное юрлицо или нет? Иски все равно будут подаваться «физикам». То есть руководству и учредителям компании.

Самое страшное то, что «фиктивность» – достаточно оценочное суждение. Критерии фиктивности компании нигде не прописаны. И нет закрытого перечня лиц, которые должны отвечать за грехи юрлица. Поэтому в данной интерпретации «попадают» не только главбухи и руководители компании, попадают все. Абсолютно любой «физик», кто так или иначе получает выгоду. Причем не важно – обогатился он или не обогатился. Просто от того, что он взаимодействовал с компанией, был взаимозависим с ней, либо контролировал ее. Неважно, на депозитах эти деньги лежат или человек реально их тратил на покупку чего-то, куда-то вкладывал. Достаточно того, что его действия привели к неуплате налогов.

Налоговики могут взыскивать с «физика» долги, даже если нет «уголовного» приговора

Адвокаты Галины Ахмадеевой ссылались на то, что в соответствии с законами о налоговых органах, в соответствии с Налоговым кодексом РФ инспекторам не предоставлено право взыскивать ущерб, нанесенный государству, в рамках гражданского иска (когда уголовное дело не заведено или прекращено, т.е. приговора физлицу не было вынесено). На что Конституционный суд сказал: есть такое право, налоговики могут это делать, если компания ликвидирована, признана банкротом, либо, если будет доказано, что юрлицо нерабочее, служит лишь прикрытием какой-то незаконной деятельности.

ФНС уже выпустила инструкцию по взысканию долгов с «физиков»

Сразу после новогодних каникул и ровно через месяц после вынесения громкого решения Конституционного суда ФНС выпустила подробнейшую инструкцию для нижестоящих налоговых органов по взысканию налоговых долгов, неоплаченных компанией, с «физиков» ( письмо от 09.01.2018 № СА-4-18/45@ ).

Появление такого письма было вполне предсказуемо, но ценные указания ФНС – не очень радостные. Похоже, налоговая служба решила по полной отыграться на выгодных для себя моментах решения КС РФ.

В частности, в документе ФНС разъяснила, что:

Налоговики вправе подать иск о взыскании вреда с гражданина, виновного в налоговых правонарушениях компании. Такой вред заключается в непоступлении в бюджет неуплаченных налогов и пеней. Нельзя взыскивать с физлица лишь наложенные на компанию штрафы за неуплату налогов. Однако штрафы можно взыскивать с физлица в качестве убытков в пользу компании-должника.

Личное обогащение гражданина за счет неуплаченных компанией налогов, инспекторы могут демонстрировать косвенными доказательствами. К примеру, признаками улучшения благосостояния его родственников.

Невозможность взыскания имеется не только в случае возвращения исполнительного листа, прекращения дела о банкротстве и т.п., но и путем анализа налоговиками финансово-хозяйственного состояния организации. Т.е. достаточно заключения самой инспекции.

Невозможность взыскивать вред с компании подтверждается не только возвращением исполнительного листа, прекращением дела о банкротстве или исключением компании из ЕГРЮЛ, но и путем анализа налоговым органом финансово-хозяйственного состояния юрлица.

Если у налоговиков недостаточно доказательств, чтобы взыскать долги компании с других лиц, то она может на это обстоятельство лишь указать, а доказывать не обязана. То есть «физик», с которого ИФНС пытается получить деньги, должен сам доказать, что для взыскания долга с компании у налогового органа есть все ресурсы и возможности.

Отдельно ФНС отмечает, что в решении 39-П отсутствуют правовые позиции о возможности взыскания с «физиков», если не было уголовного дела, но не указывает, что взыскивать в таких случаях «вред» с физика нельзя. Таким образом, эта возможность отдается на откуп налоговикам и судам на местах.

Таким образом, нельзя слишком радужно оценивать декабрьское решение КС РФ.

  • Нельзя сказать, что КС РФ разрешает взыскивать с директора только в тех ситуациях, когда фирма ликвидирована или фактически не работает. Еще одна причина для взыскания – «организация-налогоплательщик служит лишь прикрытием для действий контролирующего ее физического лица» – сформулирована слишком широко, оставляя ИФНС возможность по-прежнему обращать иски к руководителям компаний.

Допустим, в суде будет доказано, что руководитель контролирует оформление расходных документов (нормальная ситуация для небольшой компании), распоряжался об оформлении фиктивных счетов-фактур (основание – показания бухгалтера, печати, найденные в офисе руководителя и т.д.), выводил возмещаемый НДС на счета однодневок и пр. В подобной ситуации будет сложно опровергнуть «прикрывающую» функцию самой организации. Вот вам и взыскание с директора.

Формулировку КС РФ о том, что с физиков можно получить долги «фактически недействующей» компании – тоже не мешало бы раскрыть. Для примера: компания не работает, но сдает отчетность – является ли она фактически недействующей?

Конституционный суд не запрещает налоговикам доказывать, что выручка проверенной организации ушла иному зависимому лицу, с которого и надо взыскать налоги.

Так что небольшой «подарок» КС РФ сделал: взыскать налоги с директора все-таки будет сложнее. Но по-прежнему возможно.

Какую ответственность несёт учредитель ООО в 2019 году

Торопитесь?

Наш умный сервис заполнит за Вас
документы для регистрации ООО бесплатно и прямо сейчас!

При выборе организационно-правовой формы (ИП или ООО) главным доводом в пользу регистрации общества часто становится ограниченная ответственность юридического лица. В этом Россия отличается от других стран, где компанию создают ради партнёрства, а не из-за ухода от финансовых рисков. Около 70% российских коммерческих организаций созданы единственным учредителем, он же, в большинстве случаев, сам руководит бизнесом.

Множество фирм толком не функционируют, не зарабатывая даже на оклад директору и не отличаясь по доходности от фрилансера, который оказывает услуги в свободное от наёмной работы время. Тем не менее, юридические лица в России регистрируют так же часто, как ИП.

Если вы хотите в подробностях узнать, чем организация отличается от индивидуального предпринимателя, советуем ознакомиться со статьей «ИП или ООО — что регистрировать?», а здесь мы попробуем развеять миф, что регистрация компании – верный способ избежать потерь в бизнесе.

Ответственность юридического лица

Для начала узнаем, откуда исходит уверенность в том, что вести предпринимательскую деятельность в форме ООО финансово безопасно? Статья 56 Гражданского кодекса РФ гласит, что учредитель (участник) не отвечает по обязательствам организации, а организация не отвечает по его долгам. Именно поэтому на вопрос: «Какую ответственность несёт учредитель ООО?» большинство отвечает – только в пределах доли в уставном капитале.

Действительно, если компания платёжеспособна и вовремя рассчитывается перед государством, работниками и партнёрами, то нельзя привлечь собственника к оплате счетов фирмы. Созданная организация выступает в гражданском обороте как самостоятельное лицо, и сама отвечает по собственным обязательствам. В результате создаётся ложное впечатление полного отсутствия ответственности собственника ООО перед кредиторами и бюджетом.

Однако ограниченная ответственность общества действует, только пока существует само юридическое лицо. А вот если ООО признаётся банкротом, то участников могут привлечь к дополнительной или субсидиарной ответственности. Правда, надо доказать, что к финансовой катастрофе компании привели именно действия участников, но ведь кредиторы, желающие вернуть свои деньги, приложат для этого все усилия.

Статья 3 закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ: «В случае несостоятельности (банкротства) общества по вине его участников на указанных лиц в случае недостаточности имущества общества может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам».

Субсидиарная ответственность не ограничена размером уставного капитала, а равна размеру долга перед кредиторами. То есть, если фирма-банкрот должна миллион, то его и взыщут с учредителя ООО в полном размере, несмотря на то, что в уставный капитал он внёс только 10 000 рублей.

Таким образом, понятие ограниченной ответственности в пределах уставного капитала имеет отношение только к организации. А участник может быть привлечен к неограниченной субсидиарной ответственности, что в финансовом смысле уравнивает его с индивидуальным предпринимателем.

Руководитель и учредитель в одном лице

Субсидиарная ответственность учредителя и директора ООО по обязательствам юридического лица имеет свои особенности. В ситуации, когда организацией управляет наёмный генеральный директор, какая-то доля финансовых рисков переходит на него. Согласно статье 44 закона «Об ООО» руководитель в ответе перед обществом за убытки, причинённые его виновными действиями или бездействием.

Читать еще:  Пфр уже вовсю принимает рсв за полугодие

Ответственность директора ООО по долгам возникает, если имеются такие признаки виновных действий или бездействия:

  • совершение сделки в ущерб интересам управляемого им предприятия, исходя из личного интереса;
  • сокрытие информации о деталях сделки или неполучение одобрения участников, когда такая необходимость есть;
  • непринятие мер для получения информации, имеющей значение для сделки (например, не проверена добросовестность контрагента или не выяснены сведения о лицензировании деятельности подрядчика, если характер работ требует это);
  • принятие решений о сделке без учёта известной ему информации;
  • подделка, утрата, хищение документов общества и др.

В таких ситуациях участник вправе подать в отношении руководителя иск о возмещении причинённого ущерба. Если же директор докажет, что в процессе работы был ограничен распоряжениями или требованиями собственника, в результате чего бизнес стал убыточным, то ответственность с него снимается.

А как быть, если управляющим фирмой выступает собственник? Сослаться в таком случае на недобросовестного наёмного руководителя не получится. Наличие непогашенных задолженностей обязывает единоличный исполнительный орган принять все меры к их погашению, даже если владелец единственный, и на первый взгляд, ничьи интересы своими действиями не ущемляет.

Показательно в этом смысле определение Арбитражного суда Еврейской автономной области от 22.07.2014 г. по делу № А16-1209/2013, по которому с директора-учредителя взыскано 4,5 миллиона рублей. Имея фирму, которая много лет занималась тепло- и водоснабжением, в конкурсе на право аренды объектов коммунальной инфраструктуры он заявил новую компанию с тем же названием. В результате прежнее юрлицо осталось без возможности оказывать услуги, поэтому не погасило сумму ранее полученного займа. Суд признал, что неплатёжеспособность вызвана действиями владельца и обязал выплатить заём из личных средств.

Долги по налогам

ФНС России гордится высокой собираемостью налогов в казну. Не будем сейчас обсуждать правомерность методов работы налоговиков, просто признаем, что с ними шутки плохи. Это с частными кредиторами можно договориться о списании части долга или реструктуризации выплат, а с бюджетом критической будет уже сумма задолженности свыше 300 000 рублей.

Ответственность учредителя по долгам юридического лица перед государством тоже прописана в законе.

Статья 49 НК РФ: «Если денежных средств ликвидируемой организации недостаточно для исполнения в полном объеме обязанности по уплате налогов и сборов, пеней и штрафов, остающаяся задолженность должна быть погашена участниками указанной организации».

Если размер задолженности по налогам превышает 300 000 рублей, а срок погашения более 3 месяцев, то организация находится в зоне риска. Надо предпринять все меры для выплаты долга или заявить о признании ООО банкротом, иначе это сделает налоговая инспекция, но уже с требованием признать виновными руководителя и/или учредителей.

Попытки вывести активы из организации, чтобы не платить недоимку по налогу, тоже ни к чему хорошему не приведут. К примеру, в деле № А07-7955/2009 арбитражный суд Республики Башкортостан привлек учредителей к субсидиарной ответственности при следующих обстоятельствах.

Общество, имея задолженность по налогам в сумме 675 тысяч рублей, перевело все свои активы в другую организацию, созданную этими же лицами. Участники полагали, что при отсутствии средств на уплату налога и признании общества банкротом обязательства юридического лица прекращаются. Однако налоговая инспекция, подав иск, доказала вину собственников компании в образовании недоимки и взыскала долг из их личных средств.

Конечно, привлечь учредителя ООО по долгам его компании сложнее и дольше, чем индивидуального предпринимателя, ведь процедура банкротства достаточно длительна. Однако с 2015 года у налоговых инспекторов появился ещё один инструмент взыскания – в рамках возбуждения уголовного дела по статье 199 УК РФ.

Так, в определении ВС РФ от 27.01.2015 № 81-КГ14-19 суд признал ответственным руководителя и единственного владельца за неуплату НДС в крупном размере и подтвердил законность взыскания с физического лица ущерба государству в размере неуплаченной суммы налога. Это решение, по сути, стало судебным прецедентом, после которого все подобные дела рассматриваются проще и быстрее. Учредитель же, кроме обязанности выплаты самого долга, получает ещё и судимость.

Процедура привлечения к ответственности

С какого момента наступает ответственность учредителя за деятельность ООО? Как мы уже говорили выше, это возможно только в процессе банкротства юридического лица. Если организация просто прекращает свое существование, честно расплатившись со всеми кредиторами в процессе ликвидации, то никаких претензий к собственнику быть не может.

На защите интересов бюджета и других кредиторов стоит закон от 26.10.02 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», положения которого действуют и в 2019 году. В нём подробно приводится процедура проведения банкротства и привлечения к ответственности руководителей и собственников компании, а также лиц, контролирующих должника.

Под последними подразумеваются лица, которые хоть и не являются формально собственниками, но имели возможность давать указания руководителю или участникам компании действовать определённым образом. Например, одна из самых впечатляющих сумм по делу о привлечении к субсидиарной ответственности (6,4 миллиарда рублей) взыскана как раз с контролирующего должника лица, который не входил в состав фирмы и формально не руководил ею (Постановление 17-го арбитражного апелляционного суда по делу № А60-1260/2009).

Подать заявление о признании юридического лица должником должен руководитель, но если он этого не сделает, то право начать процедуру банкротства имеют работники, контрагенты, налоговые органы. При этом сторона, подавшая иск, назначает выбранного арбитражного управляющего, а это имеет особое значение в привлечении владельца к обязательствам ООО.

Кроме того, для увеличения конкурсной массы истец вправе оспорить сделки, совершённые в течение года до принятия заявления о признании должника банкротом. В случае, когда сделка совершена по ценам ниже рыночных, срок оспаривания увеличивается до трёх лет.

В процессе рассмотрения дела о несостоятельности к судебным разбирательствам привлекаются директор, владелец бизнеса, выгодополучатель. Если суд признает связь между действиями этих лиц и неплатёжеспособностью, то взыскание в размере требований истца налагается на личное имущество.

Какие можно сделать выводы из всего сказанного:

  1. Ответственность участника не ограничивается размером доли в уставном капитале, а может быть неограниченной, и погашаться за счет личного имущества. Учреждать ООО только чтобы избежать финансовых рисков, нет особого смысла.
  2. Если предприятием руководит наёмный управляющий, предусмотрите такой порядок внутренней отчётности, который позволяет иметь полную картину состояния дел в бизнесе.
  3. Бухгалтерская отчётность должна находиться под строгим контролем, утрата или искажение документов – фактор особого риска, указывающий на намеренное банкротство.
  4. Кредиторы вправе требовать взыскания долгов с самого собственника, если юридическое лицо находится в процессе банкротства и не в состоянии отвечать по своим обязательствам.
  5. Привлечь владельца предприятия к выплате задолженностей по бизнесу сложнее, чем индивидуального предпринимателя, однако с 2009 года количество таких дел исчисляется тысячами.
  6. Кредиторы должны доказать связь между финансовой несостоятельностью общества и действиями/бездействием участника, но в некоторых ситуациях действует презумпция его вины, т.е. доказывание не требуется.
  7. Вывод активов из фирмы накануне банкротства – это существенный риск привлечения к уголовной ответственности.
  8. Процедуру банкротства лучше инициировать самому, однако делать это надо только с привлечением узкопрофильных юристов, с положительным опытом подобных дел.

Правда и ложь о взыскании налогов компании с собственника и руководителя

Цель любой выездной налоговой проверки — не только установление и доначисление налоговых недоимок, но и их обязательное взыскание, которое по итогам отчетного года в каждой инспекции должно составлять не менее 65% от всех доначислений. Если компания не может исполнить свои обязательства, крайне велик риск предъявления уже личных претензий по этим долгам к её собственникам и руководителям. Все чаще из СМИ слышны громкие случаи банкротств с субсидиарной ответственностью бенефициаров бизнеса. Но это не единственный механизм.

Сегодня поговорим о ситуациях, когда неуплата налогов повлекла возбуждение уголовного дела или даже вынесение обвинительного приговора. Неуплаченные налоги в этом случае признаются ущербом, который взыскивается с физических лиц.

Контролирующие компанию лица могут быть привлечены к уголовной ответственности за неуплату ею налогов и страховых взносов. При этом есть шанс от такой ответственности освободиться, если лицо совершило преступление впервые и погасит (лично или через организацию) все доначисленные налоги, пени и штрафы.

Если же добровольного погашения не произойдет, налоговый орган или прокуратура все равно могут взыскать указанные суммы в виде возмещения ущерба, причиненного государству. Для этого необходимо наличие вступившего в силу приговора суда, установившего вину конкретного физического лица в совершении налогового преступления. При этом освобождение от уголовной ответственности в случае амнистии или истечения срока давности (=нереабилитирующие основания) от указанных имущественных обязательств не спасет.

В этом случае считается, что государству причинен ущерб действиями конкретного лица, которое и обязано его компенсировать по иску соответствующих органов.

Ранее суды не допускали возможности взыскания ущерба с физического лица, признанного виновным в совершении уголовного преступления, выразившегося в неуплате организацией, которую он контролировал, установленных налогов и сборов в крупном или особо крупном размере. Данная позиция была основана на том, что юридическое лицо является самостоятельным субъектом, отвечающим по своим обязательствам всем своим имуществом, поэтому неуплата налога, допущенная со стороны юридического лица, не может квалифицироваться как ущерб, причиненный государству действиями ее руководителя и (или) учредителя.

Верховный суд решительно поменял эту практику1, отметив, что ответственным за возмещение ущерба Российской Федерации в виде неуплаченных организацией налогов, в том числе неправомерного возмещения из бюджета НДС, может быть признано физическое лицо, привлеченное к уголовной ответственности за данное правонарушение. [1-Определение ВС РФ от 27.01.2015 № 81-КГ14-19]

Конституционный суд в декабре прошлого года обозначил еще несколько принципиальных моментов в этом вопросе.2 [2-Постановление КС РФ от 08.12.2017 №39-П]

Первый момент

    по данным ЕГРЮЛ прекратила свою деятельность;

фактически является недействующей, в связи с чем взыскания с нее невозможны;

служила лишь «прикрытием» для действий контролирующего её физического лица.

Иными словами, другой возможности восполнить потери бюджета нет.

С первым пунктом все однозначно.

В отношении второго ФНС РФ3 поспешила привести примеры, что может свидетельствовать об исчерпании возможностей взыскания долгов с самой организации, указав нижестоящим инспекциям, что такими доказательствами являются (п. 5 Письма):

Вполне объективные и привычные обстоятельства как:

    возвращение исполнительного листа в связи с невозможностью его исполнения;

  • прекращение производства по делу о банкротстве или возврат заявления о признании компании банкротом в связи с отсутствием средств для финансирования процедуры. [3-Письмо ФНС РФ от 9 января 2018 г. №СА-4-18/45@]
  • Так и специфичные, связанные с признаками нежизнеспособности проверенного налогоплательщика:

    • наличие у компании признаков недействующего юридического лица (в соответствии с положениями п. 1 ст. 21.1 ФЗ «О гос.регистрации юридических лиц. »), в том числе до окончания процедуры исключения компании из ЕГРЮЛ

      наличие в ЕГРЮЛ сведений, в отношении которых внесена запись об их недостоверности.

    Есть и вовсе интересные:

      наличие иных данных, полученных по итогу анализа финансово-хозяйственного состояния организации, о невозможности уплаты недоимки. При этом такой анализ может быть проведен как арбитражным управляющим, экспертом, так и (внимание!) самим налоговым органом;

    отсутствие у налогового органа оснований и/или возможности для взыскания недоимки с иных лиц, в том числе когда основания есть, а активов у этих лиц нет.

    При этом, согласно позиции КС РФ, если судом установлено, что юридическое лицо служит лишь «прикрытием» для действий контролирующего его физического лица (т.е. фактически не является самостоятельным участником экономической деятельности), обратиться с иском о возмещении вреда можно еще до наступления перечисленных объективных признаков невозможности исполнения компанией своих налоговых обязательств. Это значит, что налоговый орган может не инициировать исполнительное производство, банкротство и не ждать получения формальных документов о невозможности взыскания.

    Таким образом, налоговый орган должен доказать, что иной возможности взыскать доначисленные суммы нет. В свою очередь, привлекаемое к ответственности лицо должно доказывать суду, что, наоборот, такая возможность есть, и долги можно погасить альтернативным способом, в том числе взыскав их с иных лиц, причастных к уклонению.

    В качестве успешных для должников обстоятельств можно привести следующие:

    • ИФНС не предпринимались меры ко взысканию с правопреемника4; [4-Постановление Тверского областного суда от 12 февраля 2018 г. по делу № 2-327/2017]
    • процедура банкротства компании-налогоплательщика не окончена;5 [5-Решение Таганрогского городского суда от 27 февраля 2018 г. по делу № 2-1245/2018]
    • к ответственности по долгам организации уже привлечена иная компания в порядке ст. 45 НК РФ6. Речь в большинстве случаев идет о компаниях-двойниках, зарегистрированных на смену налогоплательщику-должнику; [6-Решение Щекинского районного суда от 2 февраля 2018 г. по делу № 2-20/2018]
    • действующая компания-должник постепенно погашает недоимку и владеет имуществом, превышающем по стоимости оставшийся долг7. [7-Решение Пролетарского районного суда г. Тулы от 27 декабря 2017 г. по делу № 2-1868/2017]

    Второй момент

    Взыскать с гражданина в данном порядке можно только сумму налога и пени. Штрафы как меру ответственности юридического лица взыскивать в таком порядке нельзя. Однако, по мнению ФНС РФ, неуплаченную компанией сумму штрафа в конечном счете все равно можно взыскать с контролирующего организацию лица подав, например, иск о возмещении ущерба, причиненного им самой компании, в соответствии с положениями статьи 61.20 ФЗ «О банкротстве. » (п. 2 указанного письма ФНС РФ). То есть, нельзя в одной процедуре, но вполне можно в другой.

    Поэтому, возвращаясь к вопросу возможности освобождения от уголовной ответственности при погашении недоимки, пени и штрафов, в то время как в рассматриваемой процедуре взыскать штрафы нельзя, опять же приходим к выводу, что, скорее всего, все доначисления в конечном итоге все равно будут предъявлены конкретным физическим лицам и в полном объеме. А потому вполне разумным может быть скорейшее погашение доначислений во избежание уголовного преследования, а не желание «сэкономить» сумму штрафа ценой «судимости».

    Момент третий

    КС РФ отмечает возможность уменьшения размера вреда с учетом имущественного положения привлекаемого к ответственности гражданина, степени его вины, характера уголовного наказания и иных существенных обстоятельств, имеющих значение для разрешения конкретного дела. Таким образом, суд может снизить величину взыскиваемой с виновного лица компенсации ущерба.

    Инспекция же в целях недопущения уменьшения размера ответственности будет указывать на факты, доказывающие наличие и величину выгоды виновного лица (изменение его материального состояния, наличие существенных расходов, активов, присутствие в действиях иной личной заинтересованности и т.п.).

    Говоря о соотношении размеров деяния и наказания, ФНС РФ отмечает еще два любопытных факта:

      если наказание за налоговое преступление для данного физического лица не связано с лишением свободы, то инспекциям надлежит отстаивать максимальный размер взыскиваемой недоимки;

    при этом снижение размера ответственности пропорционально степени вины ответчика возможно только при наличии других виновных лиц. Если же ответчик один и доказан умысел в его действиях, то, опять же, вопрос о снижении размера ответственности для налоговых органов является недопустимым.

    При этом истец (налоговый орган или прокуратура) должен доказать, что иной возможности возместить этот ущерб нет, а ответчик, в свою очередь, может попытаться снизить размер своей ответственности.

    Таким образом, принимая решение о добровольном погашении всех доначислений в целях исключения уголовной ответственности, альтернативой может стать наличие судимости, но получение отсрочки наступления имущественных потерь, сумма которых может быть ниже. Хотя угроза наказания в виде лишения свободы может стать весомым аргументом в выборе первого варианта действий.

    [8-Апелляционное определение СК по гражданским делам Липецкого областного суда от 30 января 2017 г. по делу №33-199/2017]

    [9-Решение Сыктывкарского городского суда Республики Коми от от 27 февраля 2018 г. по делу № 2-5734/2017; Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 20 июля 2018 г по делу № 33-26467/2018]

    Какова ответственность генерального директора ООО за долги?

    Полномочия генерального директора ООО

    Избрание единоличного исполнительного органа (а именно так корректнее назвать руководителя предприятия) осуществляется общим собранием участников ООО или его советом директоров. В договоре, заключенном между обществом и избранным единоличным исполнительным органом (ЕИО), прописывается порядок взаимодействия, полномочия и обязанности руководителя. Кроме договора стороны также руководствуются Уставом общества.

    Устав, договор и внутренние нормативные акты могут сильно ограничивать полномочия ЕИО, обязывая его согласовывать условия отдельных видов сделок с советом директоров или общим собранием участников. В определенной мере это облегчает жизнь руководителя предприятия, так как снимает с него часть ответственности в случае негативных для общества результатов принятых управленческих решений.

    В целом п. 3 ст. 40 закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 08.02.1998 № 14-ФЗ определяет функционал ЕИО так:

    • представляет интересы организации перед третьими лицами и госорганами;
    • заключает сделки;
    • решает кадровые вопросы и подписывает соответствующие документы;
    • сам действует без доверенности, но вправе выписать доверенность на любого представителя организации;
    • осуществляет те полномочия, которые не относятся к иным органам управления общества.

    Как составить должностную инструкцию гендиректора, узнайте здесь.

    Таким образом, генеральный директор несет ответственность за всю деятельность предприятия. Далее рассмотрим, какую именно.

    Какой и за что бывает ответственность единоличного исполнительного органа?

    В зависимости от того, за какой проступок может быть наказан руководитель и насколько строгое будет наказание, можно выделить такие виды ответственности, как:

    • гражданско-правовая;
    • административная;
    • уголовная.

    Участники общества могут в судебном порядке взыскать с назначенного ими руководителя предприятия убытки, если они получены вследствие решений ЕИО, которые не были согласованы с советом директоров или общим собранием участников. Но сделать это можно только в случае, если уставом общества или договором с руководителем такое согласование предусмотрено.

    Административная ответственность может наступить вследствие нарушений трудового законодательства, в том числе за нарушение сроков выплаты заработной платы (п. 6 ст. 5.27 КоАП), за искажение отчетности и, как следствие, занижение сумм налогов (ст. 15.11 КоАП). Если нарушение рассматривается как административное, то, как правило, налагается штраф или предупреждение.

    Больше всего руководителей пугает уголовная ответственность. Она может наступить вследствие:

    • долгов по заработной плате (ст. 145.1 УК РФ);
    • долгов по налогам (подробнее рассмотрим далее в статье);
    • долгов перед иными кредиторами (ст. 177 УК РФ)
    • убытков предприятия, если в действиях руководителя увидят злой умысел (например, кредиторы или участники общества могут привлечь ЕИО по ст. 159 УК РФ за мошеннические действия).

    Уголовная ответственность влечет за собой штраф или лишение свободы, а также запрет на занятие некоторых должностей.

    Уголовная ответственность за неуплату налогов и срок ее давности

    Уголовный кодекс предусматривает ответственность директора за неуплату налогов, а также за совершение иных преступлений в сфере экономической деятельности. Все варианты таких преступлений прописаны в гл. 22 УК РФ. В числе прочих отмечены и налоговые преступления:

    • уклонение от уплаты налогов (ст. 199 УК РФ);
    • уклонение от исполнения обязанностей налогового агента (ст. 199.1 УК РФ);
    • сокрытие источников для взыскания налогов и сборов (ст. 199.2 УК РФ).

    Какая ответственность грозит директору за неуплату страховых взносов, читайте здесь.

    Если не было доказано преступного умысла при совершении проступка или это случилось впервые, а все требования налоговых органов оплачены, то должностное лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности.

    В постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» от 28.12.2006 № 64 поясняется, что даже если налоги были уплачены, но позднее установленного срока, уголовная ответственность все равно может наступить (п. 3). Этот же пункт обозначает момент совершения преступления — фактическая неуплата налога в установленный законодательством срок. Именно с этой даты будет исчисляться срок исковой давности для привлечения к уголовной ответственности.

    Сроки исковой давности прописаны в п. 1 ст. 78 УК РФ. Исходя из определения тяжести налоговых преступлений, сроки составят:

    • преступление, описанное в п. 1 ст. 199 и п. 1 ст. 199.1 УК РФ, — 2 года;
    • преступление, описанное в ст. 199.2 УК РФ, — 6 лет;
    • преступление, описанное в п. 2 ст. 199 и п. 2 ст. 199.1 УК РФ, — 10 лет.

    Несут ли ответственность за долги участники ООО? Изучим этот вопрос далее.

    Ответственность учредителя и участников ООО

    Необходимо разделять понятие учредителя и участника общества с ограниченной ответственностью. Лицо (или лица), принявшее решение о создании юридического лица, является его учредителем. В момент регистрации предприятия учредитель становится участником общества.

    Пункт 6 ст. 11 закона 14-ФЗ указывает на то, что учредитель (или учредители) общества несет солидарную ответственность до момента госрегистрации организации. Далее ответственность переходит к новому обществу.

    А в п. 1 ст. 87 ГК РФ прописано, что участники общества несут риск убытков только в размере, не превышающем стоимость их доли в уставном капитале. Данная норма не препятствует подаче в суд на одного из участников другому участнику, если первый действует не в интересах общества. В результате участник может быть исключен из общества. Такое решение было вынесено, например, определением Верховного суда РФ от 01.02.2017 № 305-ЭС16-19566.

    Ответственность ЕИО, а также иных органов управления прописана в ст. 44 закона 14-ФЗ. Закон обязывает эти органы выполнять свои обязанности добросовестно и разумно.

    Согласно п. 5 ст. 44 закона 14-ФЗ подать в суд на руководителя или иной орган управления может либо само общество, либо его участник (участники). При этом бремя доказывания недобросовестного отношения к своим полномочиям органа управления лежит на том, кто подает иск. Об этом говорится в постановлении Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» от 30.07.2013 № 62.

    Что такое субсидиарная ответственность руководителя и участников общества?

    Понятие субсидиарной ответственности раскрывается в ст. 399 ГК РФ. Это так называемая дополнительная ответственность иных лиц, кроме основного должника. Применительно к корпоративным вопросам субсидиарная ответственность подразумевает ответственность контролирующих деятельность предприятия лиц в случае невозможности компании погасить долги самостоятельно.

    Субсидиарная ответственность директора по долгам ООО возникает в результате признания, что именно его действия привели к убыткам предприятия.

    Вопреки нормам ст. 87 ГК РФ, при банкротстве предприятия другие участники, влиявшие на деятельность лица, несут субсидиарную ответственность перед кредиторами предприятия. Такая норма прописана в п. 3 ст. 3 закона 14-ФЗ. В п. 4 ст. 10 закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ зафиксированы случаи, когда ответственность по долгам предприятия возлагается на контролирующих лиц.

    К субсидиарной ответственности директора ООО, членов коллегиального исполнительного органа, участников общества может привлечь суд по иску конкурсного управляющего.

    С 28.06.2017 вступил в силу закон от 28.12.2016 № 488-ФЗ, дополнивший закон «Об ООО» в части ответственности участников организации. Дополнения касаются периода после ликвидации общества. Теперь закон уточняет, что после внесения записи в ЕГРЮЛ об исключении предприятия из реестра руководствоваться необходимо нормами Гражданского кодекса для привлечения к ответственности бывших участников организации.

    В какой момент наступает ответственность своим имуществом по долгам предприятия?

    Согласно ст. 56 ГК РФ юридическое лицо отвечает по долгам всем своим имуществом.

    Необходимо иметь в виду, что сокрытие имущества с целью создания препятствий для взыскания налогов может привести к уголовной ответственности должностных лиц согласно ст. 199.2 УК РФ.

    Как уже было отмечено выше, в случае недостаточности имущества юрлица для погашения обязательств перед кредиторами и когда общество находится на стадии банкротства, на участников и иных лиц возлагается субсидиарная ответственность. В этом случае, если по решению суда сумма долгов должна быть взыскана с таких лиц в общую конкурсную массу (п. 8 ст. 10 закона 127-ФЗ), применяется процедура, описанная в ст. 69 закона «Об исполнительном производстве» от 02.10.2007 № 229-ФЗ. В ст. 79 этого закона перечислено имущество, на которое не может быть обращено взыскание. К такому имуществу относится:

    • единственное жилье и земельный участок под ним;
    • личные вещи, за исключением предметов роскоши;
    • предметы для осуществления профессиональной деятельности;
    • иное имущество, описанное в ст. 446 ГПК РФ.

    Некоторые учредители для снижения своих рисков нанимают номинальных директоров, фактически при этом самостоятельно руководя организацией.

    Почитайте о том, как оформить решение о назначении директора, в статье «Образец решения учредителей о назначении директора».

    Такая мера далеко не всегда позволяет участнику общества уйти от ответственности. Рассмотрим, какие риски несет собственник бизнеса в этом случае.

    Снижает ли риски учредителя назначение номинального директора?

    В случае очевидного управления организацией собственником, а не директором, к уголовной ответственности может быть привлечен и сам участник общества. Например, п. 2 письма ФНС РФ от 17.04.2017 № СА-4-7/7288@ ссылается на уголовное дело, в котором именно собственник предприятия привлечен к ответственности за неуплату налогов. В рамках уголовного расследования было установлено, что именно по поручению собственника предприятие уклонялось от уплаты налогов, сдавало налоговую отчетность, содержащую ложные показатели.

    В письме ФНС РФ от 25.07.2013 № АС-4-2/13622, в котором приведены критерии попадания организации в список для выездных проверок, есть пункт и о номинальных руководителях и учредителях (п. 1.2, п. 1 из перечня случаев).

    Кроме того, в п. 1.4 письма ФНС РФ от 08.10.2015 № ГД-4-14/17525@ приведен случай отказа в государственной регистрации предприятия, генеральным директором которого учредитель назначил номинальное лицо.

    Признаки, по которым налоговая вычисляет номинальных директоров, приведены в письме ФНС от 29.03.2019 № ГД-4-14/5722@. И они следующие:

    • отсутствие постоянного места работы;
    • незначительный уровень дохода;
    • низкий уровень образования;
    • проживание в регионе, отличном от места регистрации юрлица;
    • возраст таких лиц, как правило, не превышаюший 25-30 лет;
    • массовость, то есть наличие статуса учредителя (участника) или руководителя нескольких юрлиц (обычно это отмечено в ЕГРН записью о недостоверности сведений). Эту информацию можно найти в сервисе ФНС «Прозрачный бизнес».

    Рассматривать руководителя на номинальность контролеры будут применительно к каждой конкретной ситуации. Само по себе наличие указанных признаков это еще не подтверждает.

    Чем подставной директор может быть опасен в плане налогов? Ну, например, фирмам с такими директорами налоговики любят отказывать в приеме отчетности и блокировать счета. А если «номинала» обнаружат у контрагента, вас могут обвинить в получении необоснованной налоговой выгоды по сделкам с фирмой-однодневкой.

    Основным критерием для возложения ответственности за долги предприятия на должностных лиц, участников общества или иных контролирующих деятельность лиц является недобросовестность и неразумность при принятии управленческих решений. В случае признания судом взаимосвязи решений таких лиц и убытков или банкротства предприятия, возникает обязанность погашения долгов перед кредиторами, в том числе за счет своего имущества.

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector