Цб рф разъяснил, как быть с остатком денежных средств при закрытии счета по причине «подозрительности» операций

Обзор судебной практики о блокировке расчетного счета/отказе в открытии счета/отказе в проведении операции

За 2017 года банки отказали в совершении почти полумиллиона операций своих клиентов на общую сумму 180 миллиардов рублей. Соответственно, с проблемой фактической блокировки счетов банками столкнусь сотни тысяч ИП, физических и юридических лиц.

На форумах и соц.сетях размещено многоразмышлений о том, что бороться с банками бесполезно, и если счет заблокирован, то деньги (или существенную часть из них) уже не вернуть. Мы проанализировали судебную практику и в пользу клиентов, и в пользу банков и сделали вывод, что бороться за свои права можно и нужно: в случае, если банк необоснованно препятствует клиентам в использовании счета или проведении операций, суды становятся на сторону последних. В случае даже если банки обоснованно подозревают клиентов в обналичивании и суды подтверждают отказ в проведении операций, такой отказ не означает, что банк может удерживать деньги: клиент остается собственником этих денег и должен иметь возможность получить их в своё владение. Ниже представлен обзор судебной практики по такой категории споров.

В деле №А40-20955/17-137-183 общество обратилось с иском к банку, который после одного из платежных поручений потребовал предоставить огромный пакет документов о деятельности клиента за целый год, а после частичного предоставления документов и заявления о закрытии счета банк отказался переводить деньги общества на счет в другом банке. У общества «зависло» более 15-ти миллионов рублей. После обращения в суд банк перевел деньги общества, но удержал комиссию в размере 10 процентов. Суд признал, что запрос банка о предоставлении документов был необоснованным и указал, что доказательств неочевидности и запутанности операций клиента банк не предоставил, следовательно, неисполнение банком распоряжений клиента не может быть обосновано Федеральным законом №115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Более того, суд указал, что данный закон не содержит никаких штрафных санкций за его неисполнение и поэтому удержание банком комиссии в размере 10 процентов от суммы перевода является незаконным.

В деле №А40-72002/17-22-675 ИП обратился в суд с иском к банку, который сначала отказал клиенту в использовании технологий дистанционного доступа, а потом отказался исполнять и бумажное платежное поручение по переводу 650 000 рублей на счет клиента в другом банке, так как посчитал транзакцию подозрительной. Банк сослался на то, что клиент при открытии счета указал, что деловые отношения с контрагентами еще не установлены, но после открытия счёта клиент начал получать на счет денежные средства по договору, заключенному до открытия счета. Суд согласился, что ограничение банком использования технологий дистанционного доступа было обоснованным, так как подозрения банка являются обоснованными, но отказ от исполнения платежного поручения суд счел незаконным. Суд пояснил, что обоснованность отказа должен доказать банк, но банк, отказывая в исполнении, даже не запросил никаких документов у ИП, и как следствие, не смог предоставить весомых доказательств нарушений со стороны ИП закона. Сам процесс до вынесения резолютивной части решения длился 5 месяцев. Интересно отметить, что истец попросил суд взыскать на будущее судебную неустойку за неисполнение решения. Суд это требование также удовлетворил, но, к сожалению, ограничился 650 рублями в день.

В деле А40-219854/16-162-2009 общество попросило суд признать незаконным ограничение, введенное банком на использование технологий дистанционного доступа. Как выяснилось, единственной причиной такого ограничение было то, что общество не осуществляло никаких платежей с момента открытия счета в течение 5-ти месяцев. Суд признал такие действия банка незаконными.

В деле А04-3128/2015 суд рассматривал претензии банка к ИП, который получал денежные средства на свой счет ИП и потом переводил деньги на свой счет физического лица и снимал наличные. Банк проанализировал движение денежных средств по счету ИП за 7 месяцев, признал часть этих операций подозрительными и предложил ИП перестать проводить такие операции или расторгнуть договор с банком, так как такие операции негативно влияют на имидж банка. Когда ИП совершил два платежа (один почти на 40 000 рублей за приобретение имущества, а второй на 300 000 рублей — перевод ИП на свой счет физического лица), банк отказал в проведении операций. Суд признал действия банка незаконными, поскольку у банка не было доказательств того, что эти платежи носят необычный или запутанный характер. Оценил суд и довод банка о подозрительности перевода денег ИП на свой счет физического лица: «из имеющихся в деле выписок по счету, открытому истцом для предпринимательских расчетов, усматривается, что со счета ИП К.В.В. на банковскую карту К.В.В. в качестве дохода от предпринимательской деятельности поступали его личные денежные средства, которыми он вправе распоряжаться по своему усмотрению, используя банковскую карту, выпущенную на имя физического лица».

В деле А60-2597/2015 общество потребовало обязать банк провести 4 спорных платежа на общую сумму 653 000 рублей. Суд поддержал общество, указав, что обществом по запросу банка предоставлены все необходимые документы, разъясняющие сделки и у банка не было оснований не проводить эти платежи. Особенность этого дела в том, что у общества был и пятый платеж более чем на 27 000 000 рублей, который банк также признал подозрительным и отказался проводить и который не фигурировал в деле.

Суд указал, что банк не может ссылаться на другие платежи, так как в настоящем деле они не рассматриваются, а претензии банка к первым четырем платежам звучат неубедительно.

Дело А40-55156/17-97-572 интересно тем, что истец взыскал с банка как проценты за использование чужими денежными средствами, так и убытки, которые возникли в результате того, что банк не провел спорный платеж на сумму почти 1 600 000 рублей. Незаконные действия банка повлекли неоплату истцом счета контрагента, что, в свою очередь, привело к выплате пеней контрагенту на сумму более 600 000 рублей, которые и взыскал суд с банка. Причем, суд первой инстанции истцу отказал, но суд апелляционной инстанции с этим не согласился.

Вместе с тем, нельзя сказать, что банки всегда проигрывают, ниже изложены примеры дел, в которых суд счёт доводы банков о подозрительности операций обоснованными.

В деле А40-60680/17-97-600 ИП безуспешно пытался вернуть деньги, которые банк неоднократно отказывался перевести со счета ИП в адрес юридических лиц. Так, меньше чем через месяц после регистрации ИП на его счет от 3-х юридических лиц тринадцатью платежами в один день было переведено 28 миллионов рублей, после чего в тот же день ИП поручил банку перевести почти все поступившие деньги на свой счет. Банк счел этот платеж подозрительным и запросил у ИП различные документы от договоров с контрагентами до подтверждения того, что выполненные работы оценены по среднерыночной стоимости, а у контрагентов были права на помещения, где выполнялись ремонтные работы (для всех трех контрагентов ИП делал ремонт по одному и тому же адресу в Тамбовской области). ИП предоставил часть документов, но банк это не устроило. Через день ИП изменил свои намерения и попросил банк перевести 21 миллион в пользу ООО за приобретенные строительные материалы. Однако банк указал на отсутствие у ИП складских помещений для хранения приобретенных материалов на такую большую сумму и делал вывод о подозрительности сделки. Суд согласился с банком по всем озвученным позициям.

А в деле А40-85611/17-97-724 ИП оспорил отказ в открытии счета. Однако суд согласился с банком, который привел длинный список оснований для того, чтобы не заключать договор с ИП:

ИП зарегистрирован и проживает в одном регионе, а счет хотел открыть в другом, при этом расстояние от места жительства ИП до отделения банка 80 км.;

при открытии счета с ИП находился еще один человек, который не являлся ни юристом, ни доверенным лицом (от себя добавим, что банки очень негативно относятся к присутствию посторонних при открытии счета и в таком случае почти автоматически считают того, кто открывает счет, номиналом);

основной ОКВЭД ИП было заявлено ведение сельского хозяйства, при том, что место ведения деятельности находилось в 190 км от офиса банка, а сам ИП не имел соответствующего опыта работы (до занятия бизнесом 21-летний ИП работал в Макдоналдс);

кроме основного ИП использовал большое количество несвязанных ОКВЭД: от выращивания зерновых до выдачи займов;

ИП не смог ответить на вопросы о бизнесе, которым собирался заниматься;

анализ счетов физического лица, открытых истцом, показал, что какие-то существенные сбережения у него отсутствуют, а средняя сумма по совершаемым операциям составляла 5 000 рублей.

В деле А40-47385/17-182-433 общество подало иск сразу к двум банкам, которые отказали в открытии счета. Суд согласился с банками, которые мотивировали отказ «грехами» директора и учредителя общества: и учредитель, и директор являлись «массовыми директорами», а при обслуживании директора как физического лица один из банков уже устанавливал подозрительность операций и расторгал договор банковского обслуживания, а второй банк отказывал в открытии счета другой компании с тем же руководителем; кроме того, у компании имелась крупная задолженность по налогам.

Таким образом, блокировка расчетного счета, отказ в открытии счета, отказ в проведении операции могут быть признаны судом законными только если у банка имеются реальные основания для того, чтобы считать такие операции подозрительными, при этом, бремя доказывания подозрительности операций лежит именно на банке.

ВС разобрался, может ли банк блокировать карту клиента за подозрительные операции

Гражданская коллегия Верховного суда разобралась, может ли банк блокировать карту клиента, если замечает подозрительные операции. Спор возник между «Бинбанком» и его клиентом, которого кредитная организация заподозрила в отмывании денег (дело № 11-КГ17-23). То, что аргументы банка вообще сочли значимыми в ВС, говорит о стремлении суда соблюсти интересы государства к борьбе с отмыванием средств, считают эксперты. До настоящего момента не до конца сформированная практика в подобных делах складывалась в пользу граждан, однако на этот раз ВС не стал занимать проклиентскую позицию.

Банки всё чаще отказывают клиентам в проведении операций по счету, которые кредитная организация считает подозрительными. Как правило, речь идет о перечислении денег на счета третьих лиц или выдаче наличных. Это связано с усилением контроля государства за финансовыми операциями граждан и организаций и противодействием «обналичиванию» денег и выводу их из-под госконтроля, в том числе с помощью «антиотмывочного» закона 115-ФЗ, говорит Анна Афанасьева, юрист «Хренов и партнеры». Если у банка возникают подозрения, что операция совершается для отмывания преступных доходов или финансирования терроризма, он вправе запросить дополнительные документы, подтверждающие операцию, и полностью приостановить операции по счету, разъясняет Афанасьева. Это не будет считаться нарушением договора с клиентом. Но что если подозрения банка безосновательны, а клиент длительное время лишен доступа к счёту без веских оснований? В схожей ситуации разобрался Верховный суд.

В июле 2017 года на счёт Николая Суркова и шестнадцати других клиентов «Бинбанка» поступили деньги от компании «Азимут-торг». Сурков получил на карту 74 300 руб., а общая сумма перечислений от компании составила более 1 млн 200 тыс. руб. Основание для перевода было обозначено как «возврат неиспользованных средств из соцсети «ВКонтакте». «Бинбанк» начал проверку по подозрительной транзакции. Сама фирма «Азимут-торг», от которой поступали платежи, сильно походила на однодневку: она была зарегистрирована по адресу массовой регистрации, создана незадолго до перевода средств. Оказалось, что подобные переводы Сурков получал не впервые и пришедшие ему суммы сразу снимал. То, что деньги на карты физлиц поступали неоднократно, может свидетельствовать об использовании карты в предпринимательских целях, решили в банке и заблокировали карту клиента. Тогда Сурков подал заявление о закрытии счета и переводе средств в «Райффайзенбанк». Заявление в банке проигнорировали. Требования выполнили лишь через месяц после повторного обращения клиента.

Читать еще:  Расходы на разработку планов ремонта ос могут уменьшать прибыль

Сурков потребовал от «Бинбанка» компенсировать ему нарушение срока выдачи наличных и закрытия счета. В суде он попросил неустойку в 71 300 руб., моральный вред в 5000 руб. и потребительский штраф.

В обоснование своей позиции банк утверждал, что заморозил операции до предъявления документов, подтверждающих происхождение денег. Однако подтвердить наличие запроса в банке не смогли. Также банк не направил истцу ответ на заявление о закрытии счёта. В итоге две инстанции – Вахитовский районный суд Казани и Верховный суд Республики Татарстан (дело № 33-22168/2016) – встали на сторону клиента. Требования Суркова удовлетворили частично, взыскав с «Бинбанка» неустойку в размере 71 328 руб., возмещение судрасходов – 1500 руб., 500 руб. за моральный вред и штраф – 35 664 руб. Суды обратили внимание, что незаконность операций банк не доказал. Также банк не доказал, что направлял необходимый для длительной (более 5 дней) блокировки запрос в Росфинмониторинг для того, чтобы получить постановление о приостановлении банковских операций истца, говорится в определении ВС Татарстана.

«Суды руководствовались тем, что банк – это обслуживающая финансовая организация, которая оказывает услуги и действует в интересах своих клиентов. Банки наделили полномочиями по финансовому мониторингу, но по своей сути это функции других государственных структур: налоговой, росфинмониторинга и следственного управления», – поясняет Дмитрий Терентьев, партнер правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры».

Тем не менее Верховный суд решил заслушать доводы банка, что само по себе уже значимо для кредитных организаций, которые в подобных спорах часто проигрывают. Интерес ВС к этому делу сводится к тому, чтобы соблюсти интересы государства в рамках правого поля, считает Дмитрий Терентьев: «Очевиден интерес государства к проблеме отмывания денежных средств. ЦБ России может отозвать у банка лицензию, если тот будет выдавать деньги всем подряд, не проверяя законность получения и происхождения денежных средств и не исполняя таким образом 115-ФЗ.»

Если банк не запросил документы у клиента, который захотел снять крупную сумму, то он однозначно не вправе был удерживать средства. И если даже и запросил, но клиент подал заявление на расторжение счета, банк в любом случае обязан их ему вернуть. Банк может внести такого клиента в черный список и в дальнейшем не открывать ему новые счета, но удерживать деньги однозначно не вправе.

Дмитрий Терентьев, партнер правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры»

Права банка и клиента: нужен баланс

В том, можно ли заблокировать счет клиента, основываясь только на подозрениях, и грозит ли ответственность банку за нарушение процедуры возврата средств, разобралась коллегия ВС по гражданским спорам в составе судей Вячеслава Горшкова, Елены Гетман и Андрея Марьина (дело № 11-КГ17-23).

Сурков, направивший возражение на кассационную жалобу, обращал внимание, что в случае подозрительных операций банк может приостановить операции по счету сроком до 5 рабочих дней, однако если после этого срока специального постановления о приостановке операций на дополнительный срок от Росфинмониторинга не поступило, банк обязан исполнить требования клиента. Представитель банка, в свою очередь, ссылалась на 115-ФЗ и внутренние правила кредитной организации.

В заседании представитель банка настаивал, что к отношениям между клиентом и банком надо применять не закон о защите прав потребителя, а нормы ГК, а оснований для взыскания не было: ведь клиенту заблокировали карту, а не счёт. Однако после вопросов судей выяснилось, что блокировка карты Суркова неизбежно повлекла за собой ограничения в распоряжении средств: даже если бы клиент пришел в банк лично, деньги бы ему не выдали, поскольку блокиовка произошла по решению внутреннего финмониторинга банка. «Перевести деньги на другой счёт возможность была, что и было сделано позже», – настаивала представитель банка. При этом банк опирался как на 115-ФЗ, так и на закон о национальной платежной системе, поскольку речь шла о карте, говорила представитель кредитной организации.

Коллегия доводы банка поддержала и постановила отменить апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан и направить дело на новое рассмотрение в апелляцию. Решение ВС РФ предсказуемо, считает Светлана Тарнопольская, партнер КА «Юков и партнёры». Однако четкую тенденцию в такого рода спорах выделить сложно: когда речь идет о балансе частного (клиентов банков) и общественного (функция государства по противодействию незаконным финансовым операциям) интереса, заложниками которого становятся банки, вообще не может быть единого подхода при рассмотрении дел, считает Тарнопольская. «В конечном итоге каждое такое дело должно рассматриваться строго индивидуально, отвечая на главный вопрос, были ли операции, которые приостановил банк, законными. На необходимость такого детального анализа ситуации, полагаю, и укажет ВС РФ, мотивируя свое решение».

Сергей Савельев, партнер Saveliev, Batanov & Partners, также отмечает необходимость найти баланс интересов в подобных спорах.

С одной стороны, банк не вправе препятствовать распоряжению деньгами клиента, это непререкаемое право клиента банка. С другой стороны, банк обязан соблюдать антиотмывочный закон, правопорядок должен препятствовать легализации средств, полученных преступным путем. Верховному Суду РФ важно сбалансировать эти две ценности. Следует дать банку возможность блокировать средства при наличии подозрений, но выработать признаки такой подозрительности, строго ограничить по срокам блокировки, незамедлительно уведомлять о происходящем клиента и т. д. Любое нарушение процедуры и критериев должно влечь безусловную ответственность банка.

Как победить банк, разблокировать счет по 115-ФЗ и взыскать с банка неустойку

На сайте ras.arbitr.ru за весь 2018 год содержится всего 542 решения арбитражных судов первой инстанции, связанных со спорами о блокировки счетов по 115-ФЗ или отказах в их открытии. В 2017 году их было 855. Однако, наш консультационный опыт, а также общение с коллегами подсказывает, что блокировок счетов не стало меньше.

Мы решили разобраться и первая версия — уменьшения судебных споров связана с появлением досудебного механизма обжалования блокировок счетов, который заработал с 30 марта 2018 года: сначала жалуемся в «свой» банк, а потом — в межведомственную комиссию ЦБ, если не помогло — в суд.

Об эффективности работы межведомственной комиссии мы спросили напрямую ЦБ РФ и нам ответили 28.12.2018 года за подписью начальника Информационно-аналитического управления ЦБ РФ Сковорода С.В., уже через 9 дней после направления запроса.

Итак, по состоянию на 27.12.2018 года в межведомственную комиссию поступило всего 672 обращения (это на всю Россию за 9 месяцев функционирования досудебного обжалования!), причем 40% из них было связано с отключением от дистанционного банковского обслуживания, что внимание(!) не входит в компетенцию комиссии. Жалуются и физики (133 обращения), ИП (77 обращений) и организации (они больше всего — 462 обращения, что впрочем, не удивительно — у них либо есть свой юрист, либо деньги на аутсорсинг).

О том, какие решения принимались по жалобам, ЦБ РФ ответил уклончиво: и в пользу клиентов и в пользу банков.

Ответ о том, почему обращения в Межведомственную комиссию ЦБ не стали популярными, частично содержатся в Постановлении 18 арбитражного апелляционного суда от 27.12.2018 г. по делу А76-15616/2018: «клиент банка вправе обратиться с заявлением и указанными документами и (или) сведениями в межведомственную комиссию, созданную при Центральном банке Российской Федерации. Однако данные действия, являются правом истца, а не его обязанностью. Суд апелляционной инстанции обращает внимание, что истец правомерно обжаловало действия банка в суд, поскольку обязательный досудебный порядок урегулирования такого спора законодательством не предусмотрен».

Однако, игнорирование возможностей межведомственной комиссии ошибочно, поскольку ее решения значительно быстрее (20 рабочих дней), чем решения судов и также обязательны для банков. Например, решением АС Амурской области от 15.08.2018 по делу А04-3523/2018, клиенту банка возобновлено обслуживание в ПАО «ВТБ», ранее заблокированное на основании 115-ФЗ (к слову, с банка еще взыскали 30 т.р. за юридические услуги). При этом, клиент параллельно обращался в межведомственную комиссию, которая уже 09.07.2018 г. приняла решение об отсутствии у банка оснований для принятия решений об отказе в проведении расходных операций клиента.

Что касается судебной практики 4 квартала 2018 года по блокировкам счетов на основании 115-ФЗ, она также как и раньше разнонаправленная.

Примечательно, что в подавляющем большинстве случаев, если обслуживающий банк — Сбербанк, он выигрывает, при этом обращает внимание, на сколько глубоко самый главный банк в стране пытается вникнуть в бизнес-процессы своих клиентов, заметно подражая налоговым органам. Например, вполне рядовая ситуация:

Однако банк обращает внимание: клиент банка (ИП) не предоставил письменные пояснения, разъясняющие экономический смысл операций с ООО «Х» (в частности, детализированные отчеты с подробными описаниями поездок), т.е. не подтвердил реальность ряда операций по счету. К тому же ранее в деятельности ООО «Х» Банком выявлялись операции с кодами 6001, 4.05 — операции с денежными средствами, сведения о которых представляются в Росфинмониторинг; информация о лицах, использующих услуги Банка для совершения сомнительных операций (обналичивание денежных средств/вывод капитала за рубеж/ транзит и т.п.). Плюс признаки транзитности в деятельности ИП, а также отсутствие в его банковских операциях очевидного экономического смысла и очевидной законной цели. Не сложно представить, как за этими общими фразами может быть скрыта произвольная блокировка любого счета.

Полное руководство по предотвращению и разблокированию расчетных счетов.

Обратим внимание, что при блокировки счетов, Сбербанк в подавляющем большинстве случаев имеет претензии не только к поставщикам, но и покупателям организации или ИП (что не свойственно для налоговых проверок, кроме дел по дроблению бизнеса) — например, Решение АС Пермского края от 29.12.2018 г. по делу А50-25927/2018.

Примечательно, что для блокировки счета не имеет значение сумма подозрительной операции, например, ПАО «Промсвязьбанк» не понравились следующие действия клиента:

Документы, разъясняющие экономический смысл и подтверждающие законный характер операций по счету (в т.ч. подтверждающие целевое использование наличных денежных средств), клиент не представил, что не позволило вывести его из разряда подозрительных лиц и послужило основанием для удержания комиссии при закрытии счета — 379 т.р. (1,5 млн. дали вывести в другой банк) — решение АС города Москвы от 28.12.2018 по делу А40-255599/2018.

Этот же банк подстраховываясь, закрывает расчетные счета через суд: служба безопасности банка вышла в юр. адрес клиента, не нашла его, опросила охранников, составила акт. После банк направил предложение о расторжении договора, не получил на него ответ и не закрыл счет, а обратился в суд, который банк уже поддержал (решение АС города Москвы от 28.12.2018 по делу А40-155468/2018).

Читать еще:  Законные проценты облагаются ндс

Но есть и обратные ситуации, когда суды не только встают на сторону клиентов банка, но и позволяют наказать банк рублем, например:

МТС-Банку не понравилось, что ООО «Х» имеет всего двух сотрудников, а за аренду платит много, занимается разноплановой деятельностью (всем понемногу) и вообще транзитом переводит деньги на ИП, которые, как известно, только и создаются для того, чтобы обналичивать деньги.

Но суд не согласился, в частности отметив, что ведение истцом деятельности в маленьком объёме не свидетельствует о подозрительности иных операций, а является его внутренними проблемами, связанными с поступлением заказов. Доказательств того, что ИП деньги обналичили нет, как нет и транзита, поскольку так как у организации не было достаточно своих сотрудников, она обратилась к ИП (субподряд был возможен по условиям основного договора) и чтобы не задерживать исполнение договора, сразу после поступления на ее счет денег от Заказчика, перевела их исполнителям.

К тому же для принятия решения о квалификации операции в качестве подозрительной недостаточно наличия только формальных признаков, указывающих на сомнительность сделки. (Постановление АС Поволжского округа от 31.05.2018 по делу А65-28380/2017).

Получив положительное для себя решения суда, клиент банка пошел дальше и 28.12.2018 11 арбитражный апелляционный суд принял решение по делу А65-23315/2018: взыскать в пользу клиента банка неустойку за 140 дней блокировки счета, исходя из 0,1% от сумм неисполненных платежных поручений «ипэшникам». Получилось 408 380 рублей.

А вот Тинькофф банк усомнился в следующей операции клиента:

Видимо логика была такая: хранить деньги можно только в этом банке. Счет заблокировали, но ИП предоставил все запрошенные документы. Однако, бездушный чат банка сообщил, что «банк не заинтересован в дальнейшем сотрудничестве; ограничено дистанционное банковское обслуживание, возобновляться оно не будет». Но суд отметил, что п. 2 Информационного письма Банка России от 12.09.2018 N ИН-014-12/61 «По вопросам применения Федерального закона от 07.08.2001 N 115-ФЗ „О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма“ в части функционирования механизма реабилитации клиентов» обязывает банки раскрывать клиенту информацию о причинах применения ограничительных мер и отказа в обслуживании, а так как это сделано не было — обслуживание клиента должно быть восстановлено. Правда захочет ли после этого клиент работать с банком — осталось за кадром (решение АС города Москвы от 27.12.2018 г. по делу А40-251715/2018).

Суды также встают на сторону клиентов в споре с Альфа-Банком, который расторгая счета на основании 115-ФЗ, стремиться удержать комиссию. Более того, суд взыскивает с банка проценты за пользование чужими денежными средствами и неосновательное обогащение, отмечая, что Закон № 115-ФЗ не содержит норм, позволяющих кредитным организациям в качестве мер противодействия легализации доходов, добытых преступным путем, устанавливать специальное комиссионное вознаграждение.

Взыскание убытков с банков за неправомерную блокировку счета заслуживает отдельного внимания. Дело в том, что все юристы банков как один ссылаются на п. 5.2. ст. 7 115-ФЗ, в соответствии с которым отказ от заключения договора банковского счета и расторжение договора банковского счета не являются основаниями для возникновения гражданско-правовой ответственности кредитной организации за совершение соответствующих действий. Но решением 9 арбитражного апелляционного суда от 25.12.2018 по делу А40-119042/2018 с банка были взысканы денежные средства в качестве неосновательного обогащения в размере 1.2 млн. р. и проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 22 541 р., так как счет был заблокирован неправомерно.

Так почему же при наличии положительных для клиентов банков решений межведомственной комиссии и судов, исковых заявлений стало меньше? Думаю, по той же причине, по которой на 11% процентов стало меньше судебных налоговых споров, а суммы по «добровольным» уточненкам превысили доначисления по камеральным проверкам — бизнес не хочет бороться.

На своих семинарах, консультациях, да и комментариям к статьям мы все чаще слышим слово «БЕСПОЛЕЗНО». Бесполезно оптимизировать налоги в группе компаний — это дробление; бесполезно оптимизировать налог на прибыль и зарплатные налоги — все равно налоговики доначислят, все схемы им известны с доисторических времен; бесполезно судиться с банком, лучше закрыть счет и даже отдать 5-20% остатков банку. Особенно ловко о бесполезности рассуждают НЕ собственники бизнеса, ведь и деньги и риски — не их.

Конечно, в некоторых случаях судиться и правда нецелесообразно (только если время затянуть): например, если ваш ближайший контрагент фирма-помойка и вы это знаете и налоговики это знают. Или когда деньги по счетам действительно оттранзичивались, а потом обналичивались через ИП, подотчетные и займы.

Можно ли работать без таких способов оптимизации (а блокировка счета банком чаще всего следствие именно незаконной налоговой оптимизации)? Можно. Дадим ли на нашем семинаре «волшебный способ»? Нет. Дадим ли практические решения для точечного, но эффективного применения? Да. Приходите 29-30 января 2019 года на семинар «Реальная оптимизация налогов» в Санкт-Петербурге (с онлайн-трансляцией).

Скачайте прямо сейчас уникальный материал! Полное руководство по предотвращению и разблокированию расчетных счетов.

Объявление

ЮЛ Банк заблокировал счет за подозрительные операции-как быть?

Банк заблокировал р/с по причине подозрительности платежей и списания средств (видимо).

Какой то срок по регламенту дается БАнку на проверку подобных опасений? И какие дальнейшие варианты событий возможны?

  • Регистрация: 08.07.2004
  • Сообщений: 1196
  • 1 нравится

Комментарий

Комментарий

  • Регистрация: 21.01.2003
  • Сообщений: 2599

Комментарий

  • Регистрация: 21.11.2016
  • Сообщений: 6

Комментарий

  • Регистрация: 21.01.2003
  • Сообщений: 2599

Комментарий

  • Регистрация: 20.06.2006
  • Сообщений: 274

Комментарий

  • Регистрация: 23.10.2003
  • Сообщений: 2075

ну а что же еще?

Комментарий

  • Регистрация: 24.01.2005
  • Сообщений: 5389

Письменный запрос в банк с требованием объяснить причину приостановления расходных операций: прошу приложить копии документов, послуживших основанием (будут приложены соответствующие копии или нет, будет следовать из основания приостановления)

У банка есть право приостановить расходные операции на 5 дней в силу ст.7 ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма»

Статья 7. Права и обязанности организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом

10. Организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, приостанавливают соответствующую операцию, за исключением операций по зачислению денежных средств, поступивших на счет физического или юридического лица, на пять рабочих дней со дня, когда распоряжение клиента о ее осуществлении должно быть выполнено, в случае, если хотя бы одной из сторон является:
юридическое лицо, прямо или косвенно находящееся в собственности или под контролем организации или физического лица, в отношении которых применены меры по замораживанию (блокированию) денежных средств или иного имущества в соответствии с подпунктом 6 пункта 1 настоящей статьи, либо физическое или юридическое лицо, действующее от имени или по указанию таких организации или лица;
физическое лицо, осуществляющее операцию с денежными средствами или иным имуществом в соответствии с подпунктом 3 пункта 2.4 статьи 6 настоящего Федерального закона.

Организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, незамедлительно представляют информацию о приостановленных операциях в уполномоченный орган

При неполучении в течение срока, на который была приостановлена операция, постановления уполномоченного органа о приостановлении соответствующей операции на дополнительный срок на основании части третьей статьи 8 настоящего Федерального закона организации, указанные в абзаце первом настоящего пункта, осуществляют операцию с денежными средствами или иным имуществом по распоряжению клиента, если в соответствии с законодательством Российской Федерации не принято иное решение, ограничивающее осуществление такой операции

12. Приостановление операций в соответствии с пунктом 10 настоящей статьи и отказ от выполнения операций в соответствии с пунктом 11 настоящей статьи не являются основанием для возникновения гражданско-правовой ответственности организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, за нарушение условий соответствующих договоров

а также банк обязан приостановить расходные операции клиента по представлению ФНС в силу ст.76 НК РФ

НК РФ, статья 76. Приостановление операций по счетам в банках, а также переводов электронных денежных средств организаций и индивидуальных предпринимателей

1. Приостановление операций по счетам в банке и переводов электронных денежных средств применяется для обеспечения исполнения решения о взыскании налога, сбора, пеней и (или) штрафа, если иное не предусмотрено пунктами 3 и 3.2 настоящей статьи и подпунктом 2 пункта 10 статьи 101 настоящего Кодекса
Приостановление операций по счёту означает прекращение банком всех расходных операций по данному счёту, если иное не предусмотрено пунктом 2 настоящей статьи

Приостановление операций по счёту не распространяется на платежи, очередность исполнения которых в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации предшествует исполнению обязанности по уплате налогов и сборов, а также на операции по списанию денежных средств в счет уплаты налогов (авансовых платежей), сборов, страховых взносов, соответствующих пеней и штрафов и по их перечислению в бюджетную систему Российской Федерации

Приостановление переводов электронных денежных средств означает прекращение банком всех операций, влекущих уменьшение остатка электронных денежных средств, если иное не предусмотрено пунктом 2 настоящей статьи

2. Приостановление операций по счетам налогоплательщика-организации в банке в случае, предусмотренном настоящим пунктом, означает прекращение банком расходных операций по этому счету в пределах суммы, указанной в решении о приостановлении операций налогоплательщика-организации по счетам в банке, если иное не предусмотрено абзацем третьим пункта 1 настоящей статьи

Приостановление переводов электронных денежных средств налогоплательщика-организации в случае, предусмотренном настоящим пунктом, означает прекращение банком операций, влекущих уменьшение остатка электронных денежных средств, в пределах суммы, указанной в решении налогового органа

Приостановление операций налогоплательщика-организации по его валютному счету в банке в случае, предусмотренном настоящим пунктом, означает прекращение банком расходных операций по этому счету в пределах суммы в иностранной валюте, эквивалентной сумме в рублях, указанной в решении о приостановлении операций налогоплательщика-организации по счетам в банке, по курсу Центрального банка Российской Федерации, установленному на дату начала действия приостановления операций по валютному счету указанного налогоплательщика

Приостановление переводов электронных денежных средств в иностранной валюте налогоплательщика-организации в случае, предусмотренном настоящим пунктом, означает прекращение банком операций, влекущих уменьшение остатка электронных денежных средств, в пределах суммы в иностранной валюте, эквивалентной указанной в решении налогового органа сумме в рублях по курсу Центрального банка Российской Федерации, установленному на дату начала действия приостановления перевода электронных денежных средств в иностранной валюте указанного налогоплательщика

4. Решение о приостановлении операций налогоплательщика-организации по его счетам в банке и переводов его электронных денежных средств направляется налоговым органом в банк в электронной форме

Копия решения о приостановлении операций по счетам налогоплательщика-организации в банке и переводов его электронных денежных средств или решения об отмене приостановления операций по счетам налогоплательщика-организации в банке и переводов его электронных денежных средств передается налогоплательщику-организации под расписку или иным способом, свидетельствующим о дате получения налогоплательщиком-организацией копии соответствующего решения, в срок не позднее дня, следующего за днем принятия такого решения

6. Решение налогового органа о приостановлении операций по счетам налогоплательщика-организации в банке, переводов его электронных денежных средств подлежит безусловному исполнению банком

Читать еще:  Регионам могут разрешить снижать налоги на бизнес

7. Приостановление операций налогоплательщика-организации по его счетам в банке и переводов его электронных денежных средств действует с момента получения банком решения налогового органа о приостановлении таких операций, таких переводов и до получения банком решения налогового органа об отмене приостановления операций по счетам налогоплательщика-организации в банке, решения налогового органа об отмене приостановления переводов его электронных денежных средств

8. Приостановление операций по счетам налогоплательщика-организации в банке и переводов его электронных денежных средств отменяется решением налогового органа не позднее одного дня, следующего за днем получения налоговым органом документов (их копий), подтверждающих факт взыскания налога, пеней, штрафа

9. В случае, если общая сумма денежных средств налогоплательщика-организации, находящихся на счетах, операции по которым приостановлены на основании решения налогового органа, превышает указанную в этом решении сумму, этот налогоплательщик вправе подать в налоговый орган заявление об отмене приостановления операций по своим счетам в банке с указанием счетов, на которых имеется достаточно денежных средств для исполнения решения о взыскании налога

Налоговый орган обязан в двухдневный срок со дня получения указанного в абзаце первом настоящего пункта заявления налогоплательщика принять решение об отмене приостановления операций по счетам налогоплательщика-организации в части превышения суммы денежных средств, указанной в решении налогового органа о приостановлении операций по счетам налогоплательщика-организации в банке

9.2. В случае нарушения налоговым органом срока отмены решения о приостановлении операций по счетам налогоплательщика-организации в банке или срока направления в банк решения об отмене приостановления операций по счетам налогоплательщика-организации в банке на сумму денежных средств, в отношении которой действовал режим приостановления, начисляются проценты, подлежащие уплате налогоплательщику за каждый календарный день нарушения срока

В случае неправомерного вынесения налоговым органом решения о приостановлении операций по счетам налогоплательщика-организации в банке на сумму денежных средств, в отношении которой действовало указанное решение налогового органа, начисляются проценты, подлежащие уплате указанному налогоплательщику-организации за каждый календарный день, начиная со дня получения банком решения о приостановлении операций по счетам налогоплательщика до дня получения банком решения об отмене приостановления операций по счетам налогоплательщика-организации

Процентная ставка принимается равной ставке рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действовавшей в дни неправомерного приостановления операций по счетам налогоплательщика-организации, нарушения налоговым органом срока отмены решения о приостановлении операций по счетам налогоплательщика-организации в банке или срока направления в банк решения об отмене приостановления операций по счетам налогоплательщика-организации в банк

10. Банк не несёт ответственности за убытки, понесённые налогоплательщиком-организацией в результате приостановления его операций в банке и переводов его электронных денежных средств по решению налогового органа

Как не стать «подозрительным» клиентом для банка?

Короткий ответ: иметь чёткие объяснения всем операциям по счёту.

В последние дни набирает силу скандал с банком «Тинькофф», который внёс небольшое, но важное изменение в условия обслуживания клиентов. По новому правилу банк может (хотя и не обязан) вводить «заградительные» тарифы на операции клиентов по очень размытым критериям. С вас могут взять 5% от суммы пополнения и/или 10% от суммы изъятия денег со счёта фактически на усмотрение банка — если ваши операции покажутся банку «сомнительными», «транзитными» или «не имеющими экономического смысла». Или если на ваши счета в течение месяца поступило 200 тыс. рублей от юридических лиц (не считая зарплаты).

Представитель банка на форуме Банков.ру на все вопросы по этому пункту отвечает демонстративно «холодно», без каких-либо подробностей, говоря лишь, что если ваши операции законны, то вам ничего не грозит.

На самом деле, ничего нового в этих условиях нет, их вводят многие банки. Всё дело в «антиотмывочных» и «антитеррористических» процедурах, исполнения которых соответствующие госорганы всё активнее требуют от банков. Особенность этих процедур и правил в том, что банки не имеют права озвучивать критерии, по которым операция или клиент могут быть признаны «сомнительными» или «подозрительными». А закон и инструкции, на которые опираются банки в принятии таких решений, максимально размыты и ставят под сомнение фактически любую операцию, кроме получения зарплаты по месту основной работы. Получается, что признание конкретных действий клиента потенциально неправильными — дело исключительно банка.

Чем грозит «подозрительность» ваших операций? Увидев, что в ваших действиях ему что-то не нравится, банк может поступить одним из двух способов: молча возьмёт повышенную плату за операцию (намекая, что вы как клиент ему не нужны) или заблокирует операцию, попросив вас доказать, что она законна. Впрочем, в первом случае вы можете обратиться в банк с требованием вернуть деньги, объяснив, что и почему вы сделали.

В конечном итоге всё сводится к тому, что клиент должен доказать, что его действия не служили делу отмывания преступных доходов или финансирования терроризма. Никакой презумпции невиновности или правила «мои деньги — что хочу, то и делаю» здесь нет, бремя доказательства невиновности лежит на клиенте.

Доказательством законности может служить объяснительная записка, поясняющая, зачем вы проводите такие операции; договор продажи собственности (если вы получили большую сумму денег); договор на выполнение работ (если у вас появился новый или разовый работодатель) и т.п. Степень убедительности ваших объяснений определяется банком. Если действия банка вас не устраивают, то вы можете обратиться в суд.

Как уберечься от обвинения в «подозрительности»? Гарантию может дать только полный отказ от отношений с банками (а также брокерами, МФО и любыми другими финансовыми организациями). Очевидно, что в современном мире это практически невозможно. Поэтому в реальности можно лишь снизить вероятность появления проблем и заранее подготовиться к их решению, если они всё-таки возникнут. Как уже говорилось выше, конкретные критерии «подозрительности» знает только банк, у каждого из них они свои, но самые очевидные случаи всё-таки можно определить.

— разовое поступление на счёт крупной суммы из любого источника при условии, что обычно таких денег на нём не бывает. «Крупность» и «обычность» определяет банк, но вряд ли он будет переживать из-за 50 тыс. рублей. Скорее, речь о сотнях тысяч и миллионах. Чтобы быстро снять вопросы, вам надо иметь документальное подтверждение законности этих денег (продажа недвижимости и т.п.).

— регулярные поступления на счёт денег от ИП и юридических лиц (не зарплата) на значительные суммы — в сотни тысяч рублей в месяц. Такие действия очень похожи на обналичку и отмывание, поэтому если у вас несколько реальных работодателей, платящих крупные гонорары или другие трудовые доходы, постарайтесь «развести» их по разным банкам. И в любом случае обязательно надо иметь на руках договоры с этими организациями, чтобы быстро предъявить их в банк.

— множественные (даже небольшие) поступления на счёт от физических и/или юридических лиц через системы переводов без открытия счёта, через электронные кошельки, платёжные системы и пр. Банк может посчитать вас посредником при сборе денег на финансирование терроризма. Или — в лучшем случае — незаконным предпринимателем. Вам надо иметь очень серьёзное объяснение, почему все эти люди шлют вам деньги.

— получение крупных сумм (или нескольких мелких) на счёт из непонятных источников с последующим снятием денег в банкомате. Если речь об официальной зарплате или нескольких зарплатах — проблем нет, но если вы не можете объяснить и подтвердить документами, кто и почему переводит вам деньги — банк точно обратит на вас внимание.

— получение крупных сумм (или нескольких мелких) на счёт из непонятных источников с последующим обменом на валюту и отправкой её за границу или снятием в банкомате. «Очевидное» финансирование терроризма, даже если вы посылаете деньги своему ребёнку, учащемуся в вузе за границей.

— серия одинаковых или близких по параметрам поступлений из одного источника в общей сложности на сотни тысяч рублей в месяц (особенно, если больше 600 тыс. рублей). Банк решит, что вы не хотите показывать одно крупное поступление и пытаетесь его скрыть, а значит, тут что-то нечисто.

— платежи с вашего счёта юрлицам с непрозрачным пояснением, за что вы платите (или вообще без него), а также аналогичные поступления от юрлиц. Причина платежа должна быть прописана максимально подробно, с указанием номера договора (если он есть) и прочих деталей.

— быстрый вывод только что поступивших средств в наличные или на другие счета. Тут многое зависит от сумм и источников денег. Если вы получаете на счёт свою небольшую зарплату и направляете её на другой свой счёт в другом банке, то ничего страшного. Если же вы получаете деньги от физлица и тут же посылаете их на счёт другого физлица (тем более крупные суммы), то система контроля немедленно взвоет. Дайте деньгам «отлежаться» или имейте очень убедительные аргументы, почему вам надо поступать именно так.

— получение наличными денег, ранее переведённых в адрес юрлица, но быстро возвращённых на ваш счёт (например, с пояснением, что деньги были переведены по ошибке). Сложно сказать, что здесь не так, но ЦБ считает такую операцию подозрительной.

— любые финансовые контакты с «подозрительными» регионами мира. Тут всё зависит от фантазии банка.

— «неудачный» набор покупок. Например, если вы в течение короткого времени оплатили одной картой покупку антисептиков, антиожоговых, антибиотиков и т.п. лекарств, консервы и палатку, то велика вероятность, что вам придётся доказывать банку, что вы собираетесь в турпоход, а не на войну в качестве террориста. Это выглядит глупо, но факт.

PS Если у вас есть вопросы по личным финансам, инвестициям и банковской деятельности, задавайте в комментариях. Постараюсь на них ответить максимально подробно и понятно.

Комментарии 45

Признание конкретных действий — дело исключительно уполномоченных органов. А дело банка — сообщить о признаках подозрительных действий «куда надо» и заблокировать исполнение операции до получения ответа «откуда надо», либо до истечения срока молчания «кого надо». После чего операцию выполнить. Это, значит, один.

Этих — это «заподозрить подозрительное, доложить куда надо и ждать уполномоченного ответа». Если речь идет о комиссии, то, простите, условия взятия комиссии должны быть прозрачны. Комиссия должна быть известна потребителю до выполнения операции. А не по факту.

Ну и три, на сладкое. Предположим, операция действительно «подозрительная», «сомнительная» и все такое. Операция не может быть выполнена, соответственно, она не выполнена. За что брать комиссию? Не за что.

Артём упустил один замечательный момент: если одна операция покажется «подозрительной» или «сомнительной», то, согласно новым правилам, под комиссию может попасть вообще любая другая операция. А может и не попасть. Такие дела.

По ТКС я еще во время их финта с «условиями обслуживания» принял для себя однозначное решение — не связываться с банком (банком! нет, не так. вот так: БАНКОМ. ) который по ходу игры меняет правила из-за сиюминутных выгод.

Поэтому когда спрашивают про ТКС, всем категорически не рекомендую: по моему скромному мнению, репутации у банка просто нет.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector